Как исчисляется дата заключения договора и дата подписания

Реквизит дата документа: как правильно оформить? Применяется два способа написания (оформления) дат — цифровой и словесно-цифровой.

Датой документа является дата его подписания (приказы, распоряжения, письма, докладные, служебные записки и др.); или утверждения (правила, инструкции, положения, планы, отчеты и др.). Для протокола заседания, принимаемого коллегиальным органом (советом, собранием, профкомом, президиумом) – дата его принятия. Для акта — дата события. Дата документа представляется должностным лицом, подписывающим или утверждающим документ. Документы, изданные двумя организациями, должны иметь одну (единую) дату.

Цифровой способ является наиболее экономичным, поскольку сокращает длину написания даты. Элементы даты приводятся одной строкой арабскими цифрами, отделенными точками, без переносов в такой последовательности: число, месяц, год. Дата подписания, утверждения, согласования документа, а также даты, содержащиеся в тексте, оформляются арабскими цифрами в последовательности: число, месяц, год. Буква «г» не ставится. День месяца и месяц оформляют двумя парами арабских цифр, разделёнными точками, год четырьмя арабскими цифрами.

Например: 04.10.2003

Проставлять ноль в обозначении дня месяца, если он содержит одну цифру, – обязательно.

Словесно –цифровой способ имеет несколько разновидностей:

В текстах документов, содержащихся сведения финансового характера, в организационных документах (устав, положения, учредительный договор и др.) применяется словесно-цифровой способ оформления даты, при котором после цифр, обозначающих год, обязательно ставится буква «г» с точкой или слово «год».

Например: 04 октября 2003 г.

04 октября 2003 года

Если обозначение даты в тексте состоит только из года, слово год пишется полностью: смета на 2002 год.

Если дата состоит из месяца и года, квартала и года, полугодия и года, то ее написание имеет следующую форму: в апреле 2014 г.; в октябре-ноябре 2001 г.; в I квартале 2012 г.; в III-IV кварталах 2015 г.; в первом полугодии 2016 г.

Словесно –цифровой способ оформления даты рекомендуется использовать при переписке с иностранными деловыми партнерами.

Допускается оформление даты цифровым способом в последовательности: год, месяц, день месяца.

Например: 2003.10.04.

Как правильно писать: 2010–2012 г.г. или 2010–2012 гг.?

Принятое сокращение слова годы – гг.

Следует писать: 2010–2012 гг. Такое сокращение читается как «две тысячи десятый–две тысячи двенадцатый годы».

Обратите внимание: между числами ставится тире, без пробелов с обеих сторон.

Дата документа относится к реквизитам, для которых на бланке проставляются отметки.

Примечание. В тексте научно-технических документов форма написания установлена в ГОСТ ИСО 8601-2001. По этому стандарту календарную дату надо выражать годом, месяцем и днем месяца: 1997-03-14 (или 19970314). Сокращенно без дня: 97-03. Сокращенно с днем: 97-03-14.

Юридической силой документа является «свойство официального документа, сообщаемое ему действующим законодательством, компетенцией издавшего его органа и установленным порядком оформления». Документ имеет юридическую силу при наличии определенного набора реквизитов (обязательных элементов оформления официальных документов), например, даты, подписи, а в необходимых случаях печати, грифа утверждения, нотариального удостоверения и иных реквизитов, определенных соответствующими нормативными актами.

Любой документ обладает определённым набором признаков, непосредственно связанных с его основными функциями и свойствами. Будет документ иметь юридическую силу или нет, зависит и от того, соблюдены ли его разработчиками требования к его форме и другим отдельным элементам (реквизитам). В частности, эти требования к оформлению организационно-распорядительных документов определены в утвержденном постановлением Госстандарта России от 03 марта 2003 года ГОСТ Р 6.30-2003.

Автор документа – это «физическое или юридическое лицо, создавшее документ». Авторство является важнейшим признаком документа. Также важным документообразующим признаком является наименование вида документа (приказ, справка, заявление и т.п.). Оно позволяет получить первое самое общее представление о документе, его юридической значимости.

К числу важнейших признаков документированной информации относится датирование документа. Датой документа является дата его подписания или утверждения, для акта – это дата события, для протокола – дата заседания (принятия решения). Отсутствие даты на некоторых видах документов бесспорное основание для признания их недействительными.

Юридически значимым является и реквизит «регистрационный номер документа». Индексы должны присваиваться как исходящим, так и входящим документам. Порядок присвоения документам регистрационных номеров должен быть определен приказом руководителя организации.

На организационно-распорядительном документе обязательно должна быть подпись должностного лица. Наличие необходимых подписей напрямую связано с тем вопросом, имеет или не имеет документ юридическую силу. Лицо, поставившее подпись на документе, несет ответственность за его содержание. Прежде чем исполнять предписания того или иного документа, необходимо обращать внимание на компетенцию лица, подписавшего этот документ. Если при его составлении и подписании должностное лицо вышло за рамки своей компетенции, документ не имеет юридической силы и является недействительным.

Гриф утверждения – это своеобразное подтверждение важности и актуальности составленного и подписанного документа. Ряд документов обретает юридическую силу только после того, как их утвердят руководители или должностные лица предприятия, в компетенцию которых входит решение тех или иных вопросов. Печать также является юридически значимым реквизитом, так как ряд документов (например, учредительные документы, документы финансового содержания и др.) получают юридическую силу только при наличии ее оттиска.

Рассматривая юридическую силу документированной информации, следует отметить, что не только подлинник документа обладает ею, но и в определенных случаях копии документа. Копия документа – это «документ, полностью воспроизводящий информацию подлинного документа и все его внешние признаки или часть их, не имеющий юридической силы». Дубликатом является повторный экземпляр подлинника документа, имеющий юридическую силу, который обычно выдаётся при утрате подлинника тем же учреждением, где он был создан. Также бывает заверенная копия – это копия документа, на которой в соответствии с установленным порядком проставляют необходимые реквизиты, придающие ей юридическую силу (реквизит «отметка о заверении копии», нотариальное заверение).

Для создания организационно-распорядительных документов достаточно решения руководства или других должностных лиц того предприятия, деятельности которого эти документы касаются. Внутренний документ, выпускаемый на предприятии, может считаться обязательным для исполнения сотрудниками лишь в том случае, если он имеет юридическую силу. Чтобы документ имел такую силу, необходимо следующее:

– положения, содержащиеся в документе, должны строго соответствовать требованиям законодательства;

– документ должен быть издан должностным лицом, обладающим необходимыми для этого полномочиями (полномочия могут быть отражены в приказах, доверенностях, должностных инструкциях, подписанных или утвержденных руководителем);

– оформление реквизитов документа должно соответствовать принятым нормам.

Если говорить о юридической силе электронных документов, то в первую очередь стоит проблема признания их юридической силы, достоверности или подлинности, возможности отказа от бумажного носителя в процессе документирования управленческой деятельности. Проблема электронных технологий в делопроизводстве — это проблема использования в традиционных условиях новейших технологий, ускоряющих процессы на всех стадиях делопроизводства, от документирования до архивного хранения. Неопределенность в законодательстве, нормативно-правовой регламентации работы с электронными документами приводит к трудностям придания юридической силы информации, записанной на машинном носителе.

Первым шагом урегулирования вопросов использования документов, создаваемых средствами вычислительной техники в нашей стране, была разработка ГОСТ 6.10.4-84 «Придание юридической силы документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники. Основные положения». На сегодняшний день единственным технически возможным способом придания доказательности электронному документу является использование электронной подписи. Федеральный Закон от 10.01.2002 № 1–ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (ЭЦП) регламентирует правовые условия использования электронной цифровой подписи в электронном документе, при соблюдении которых ЭЦП признается равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе.

Также имеются законодательные акты Российской Федерации, на основании которых издаются ведомственные положения, инструкции, обеспечивающие законное функционирование ЭД. Подготовлен проект Модельного закона об электронной цифровой подписи, который предполагается как свод унифицированных правил и процедур в рамках СНГ, которые будут приняты всеми участниками и введены в соответствующих странах в качестве законодательных актов. Наличие такого закона обеспечит юридически закрепленный обмен электронными документами в рамках СНГ.

Д.В. Рысюк

Литература

  1. ГОСТ 6.10.4-84 «Придание юридической силы документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники. Основные положения». – Главархив СССР.
  2. Федеральный Закон от 10.01.2002 №1–ФЗ «Об электронной цифровой подписи»
  3. ГОСТ Р 6.30-2003. УСД – Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов. – Госстандарт России, 2003.
  4. Дегтярев В.А.. Юридическая сила организационно-распорядительных документов предприятия. – М.: Высшая школа, 1999.
  5. Косовец А.А. Правовое регулирование электронного документооборота // Вестн. Моск. ун-та. – Сер. 11. – 1997. – № 4.

Момент заключения договора и вступление его в законную силу

Момент заключения договора является той точкой, которая завершает все преддоговорные контакты сторон. Но, в то же время, он является и тем отправным началом, с которого их отношения переходят в правовые, очерченные рамками состоявшегося договора. Именно с этим моментом законодатель связывает вступление договора в силу, и он становится обязательным для сторон (п. 1 ст. 425 ГК). Поэтому «при заключении договора необходимо зафиксировать его время и место, которые могут иметь большое значение как для договора в целом, так и в особенности для исполнения отдельных его частей и во многом зависит конкретное разрешение возможного спора, вытекающего из договорного правоотношения». Но помимо этого с моментом заключения договора связаны и важные юридические последствия. Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая / под ред. О.Н. Садикова. — М.: Юрид. лит., 2009. — 304 с.

Во-первых, с этого момента возникают права и обязанности сторон. Во-вторых, на этот момент устанавливается дееспособность лиц его заключивших. В-третьих, устанавливается законодательство применимое к договору, если в период преддоговорных отношений сторон вступали в действие, изменялись или отменялись нормативные акты, регулирующие отношения по заключаемому договору. В-четвертых, определяется место заключения договора, который имеет особое значение во внешнеторговом обороте, так как влияет на выбор права, применимого к отношениям сторон принадлежащим разным государствам.

Вопрос о моменте заключения договора необходимо рассматривать в тесной связи с требованиями ГК, предъявляемого к форме договорного соглашения, так как не для всех видов договоров полученный акцепт может привести к его заключению. Форма договора может быть устной, либо письменной, поэтому далее необходимо рассмотреть вопрос определения момента заключения договора в зависимости от формы, в которой он заключен.

Договор в устной форме может считаться заключенным, если закон не предписывает обязательной письменной формы. Но и для большей части договоров, для которых не установлена обязательная письменная форма, закон ее как бы рекомендует (ст. 161 ГК). А в случае, если стороны не следуют этой рекомендации, то для доказательства совершения договора не допускаются свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). По общему правилу договор в устной форме может считаться заключенным, если стороны исполнили свои обязанности по договору в момент его заключения (п. 2 ст. 159 ГК). В качестве примеров можно привести договор между гражданами, когда стороны, достигнув соглашения устно, сразу же исполняют свои обязанности по нему, либо широко распространенный договор розничной купли-продажи. Но наиболее интересным для нас представляется вопрос о возможности заключения договора в устной форме, но носящий консенсуальный характер и в особенности момент его заключения. Между присутствующими (стороны общаются непосредственно или по телефону), это может быть ситуация когда стороны достигли соглашения, но исполнить свои обязанности решили спустя определенное время, то есть стороны только приняли на себя обязательства.

Между отсутствующими варианты способов заключения договора могут быть разнообразными и зависят от того, в какой форме сделана оферта и акцепт. Как ранее мы уже сказали, форма оферты может быть опять же устная или письменная. Если оферта сделана устно, то договор можно считать заключенным в устной форме, если на нее поступит акцепт в устной или письменной форме, а также конклюдентными действиями (путем выполнения условий оферты). Соответственно, если оферта сделана письменно, и на нее поступил устный ответ, то форма договора также будет ycтнoй. Если же на письменное предложение заключить договор (оферту) поступил акцепт в порядке п. 3 ст. 438 ГК (конклюдентными действиями), то согласно п. 3 ст. 434 ГК письменная форма договора считается соблюденной. Поэтому из всех способов заключения договора в устной форме, наиболее трудно доказать факт его совершения, когда на устную оферту последовал устный акцепт. Так как исполнение по нему полностью будет лежать на «совести» сторон. Даже если одна из сторон и исполнит свои обязанности по договору, то факт его заключения доказать также проблематично, так как мы помним, что свидетельские показания не допускаются, а письменных документов нет. Аналогично будет и ситуация, когда на устную оферту последовал акцепт в форме конклюдентных действий. А вот если на устную оферту поступил письменный акцепт и наоборот, то одна из сторон, имеющая письменный документ, уже может доказать факт совершения договора.

Таким образом, юридическое значение устного соглашение между сторонами должно приобретать с момента исполнения своих обязанностей хотя бы одной из сторон. Причем нам как бы не важно, кто исполнит свои обязанности первым оферент или акцептант, важно, только само исполнение, которое свидетельствует о намерении сторон. Доказательством обоснованности такого предложения является и достаточно часто встречающееся в судебной практике признание фактических отношений сторон как договорных, если одна из сторон исполнила свои обязанности. Так в п. 3 «Обзоре практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения», содержащемся в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. № 30 указывается, что отсутствие договорных отношений, с организацией, чьи теплопотребляющие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему тепловой энергии. Фактическое принятие исполнения одной из сторон, даже при отсутствии письменного договора, справедливо должно рассматриваться как наличие договорных отношений, с возложением на другую исполнить свои обязанности. Практический смысл таких положений состоит в развитии в гражданском обороте консенсуальных форм устных соглашений.

Теперь перейдем к рассмотрению вопроса о моменте заключения письменного договора. Напомним, что договор в письменной форме заключается либо путем составления одного документа, как правило, между присутствующими контрагентами, либо путем обмена документами посредством различных способов связи, что может быть, как вы понимаете между отсутствующими. При этом между присутствующими момент заключения договора определяется достаточно просто — это момент подписания одного документа сторонами. По этому поводу в литературе было высказано совершенно справедливое мнение, что если договор должен быть под страхом недействительности выражен в едином документе, предшествующие его составлению переговоры, в том числе обмен письмами, юридического значения не имеют, а отдельные их стадии не приобретают силы оферты или акцепта. То есть, если закон предписывает заключать договор в виде составления одного документа подписанного сторонами, то, безусловно, его нельзя заключить путем обмена документами, так как уже не будет договора в виде единого документа. Но по нашему мнению такой договор можно вполне заключить между отсутствующими по пересылке (по почте, по электронной связи).

Так в ГК момент заключения договоров, требующих составления одного документа, подписанного сторонами, определяется двояко. Для одних договоров (продажи недвижимости (ст. 550 ГК), аренды здания и сооружения на срок менее года (ст. 651 ГК) для их заключения требуется только составления одного документа подписанного сторонами. А другие договоры (продажи жилого дома или квартиры (п. 2 ст. 558 ГК), продажи предприятия (ст. 560 ГК), аренды зданий и сооружений на срок не менее года (ст. 651 ГК), аренды предприятия (ст. 658 ГК)) считаются заключенными только с момента их государственной регистрации. Поэтому совершенно очевидно, что для второй группы договоров их заключение по переписке исключено. А вот для первой группы договоров такое требование к их форме вовсе не исключает возможность заключения договора между отсутствующими. Так, например, продавец недвижимого имущества, составив письменный договор в виде одного документа, подписывает его и посылает другой стороне, потенциальному покупателю. В свою очередь такой покупатель безоговорочно подписывает присланный договор и в соответствии с п. 2 ст. 434 ГК, такой договор в письменной форме будет считаться заключенным путем составления одного документа. Такая ситуация может выглядеть и иначе, когда продавец посылает покупателю не подписанный договор. Если покупатель рассмотрит такой проект договора, безоговорочно его подпишет и отошлет продавцу, то для заключения договора ему останется только поставить свою подпись. Таким образом, можно утверждать, что договор в письменной форме можно считать заключенным только после его подписания обеими сторонами. Причем, с точки зрения законодателя совершенно не важно, договор составлен в виде одного документа или нескольких. А при его подписании не имеет значение одновременно стороны подписывают договор или между подписями сторон имеется разрыв во времени (когда договор заключается по пересылке). Важно только, чтобы стороны подписали письменный документ. В свою очередь момент заключения договора между отсутствующими определяется по общему правилу моментом получения акцепта. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1 (издание 2-е, завод 6-й стереотипный). — М.: Статут, 2003. — 682 с. А вот признание договора заключенным будет зависеть, во-первых, от того определен ли в оферте срок для акцепта, или нет. И, во-вторых, если срок в оферте не определен, то в какой срок должен быть сделан акцепт на такую оферту.

Итак, если в письменной оферте определен срок для акцепта, то договор будет считаться заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, в пределах указанного в ней срока (ст. 440 ГК). Если же задержка произошла по вине органов связи (почтовые отправления), то, как справедливо указывал О.А. Красавчиков, «все невыгодные последствия несостоявшегося договора ложатся на акцептанта». В этом случае акцептант, который знает срок для акцепта должен выбрать соответствующий способ связи, чтобы ответ пришел вовремя и договор состоялся. Если же в письменной оферте срок для акцепта не определен, то договор будет считаться заключенным, если акцепт будет получен оферентом, до окончания срока, установленного законом или иным правовым актом, а если такой срок не установлен, — в течение нормально необходимого для этого времени (п. 1 ст. 441 ГК). О проблемах определения нормально необходимого времени мы уже говорили выше. Помимо этого в ст. 442 ГК специально оговорена ситуация, когда в зависимости от обстоятельств акцепт может быть получен с опозданием. Причем в этой норме законодательный подход в отношении запоздавшего акцепта является двояким. Во-первых, когда акцепт был направлен своевременно, но получен с опозданием, и, во-вторых, когда он полностью является просроченным (отправлен и соответственно получен по истечении установленного срока). В первом случае, если извещение об акцепте направлено своевременно, но получено с опозданием, акцепт не будет считаться опоздавшим (т.е. полученным как бы в установленный срок), если сторона направившая оферту, немедленно не уведомит другую сторону о получении акцепта с опозданием (абз. 1 ст. 442 ГК). Таким образом, если оферент не желает быть связанным договором при получении такого опоздавшего акцепта, он должен немедленно уведомить об этом акцептанта. Если же он этого не сделает, то договор будет считаться заключенным. Во втором случае, когда акцепт отправлен по окончании определенного для этого срока, договор будет считаться заключенным, если сторона, направившая оферту, немедленно сообщит другой стороне о принятии опоздавшего акцепта (абз. 2 ст. 442 ГК). Так при заключении договора между отсутствующими акцепт должен быть получен в течение срока, определенного в оферте, а если он не определен, то в течение срока, установленного п. 1 ст. 441 ГК. При истечении этих сроков действие оферты прекращается. Следовательно, ответ, направленный по окончании этого срока, нельзя рассматривать как акцепт, так как являться новой офертой.

Момент заключения характерен для консенсуальных договоров, в основе которых лежит только соглашение, по которому стороны только обязуются совершить в будущем действия по исполнению принятых на себя обязательств. Несколько по иному, и это теперь уже закреплено в ГК, определяется момент заключения так называемых реальных (от лат. res. — вещь) договоров. Для их заключения недостаточно соглашения сторон, а необходимо и передача соответствующего имущества и только с этого момента договор считается заключенным. Конструкцию таких договоров отечественный ГК унаследовал из римского права, где считали, что «пока не произошла передача вещи, обязательство из реального договора не возникало» Римское частное право: учебник / под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. — М.: Статут, 2004. — С. 388.. В ГК договоры, носящие реальный характер могут быть разбиты на две группы. Первая, это договоры, которые могут быть только реальными и поэтому считаются заключенными только с момента передачи имущества. К ним относятся договоры: ренты (ст. 583 ГК), займа (ст. 807 ГК), банковского вклада (ст. 834 ГК), хранения, кроме договора с профессиональным хранителем (ст. 886 ГК), доверительного управления имуществом (ст. 1012 ГК). Вторая группа включает в себя договоры, как реального, так и консенсуального характера. Это договоры: дарения (ст. 572 ГК), безвозмездного пользования (ст. 689 ГК), финансирования под уступку денежного требования (ст. 824 ГК),. хранения, если стороной является профессиональный хранитель (ст. 826 ГК), страхования, причем он будет консенсуальным, если это предусмотрено в договоре (п. 1 ст. 957 ГК). Но реальный характер таких договоров не означает, что соглашение сторон не имеет значения, просто одного соглашения не достаточно для заключения договора, а требуется еще и передача вещи. Но и сам факт передачи вещи, как писали римские юристы, «не приводит к возникновению обязательства, если между сторонами имеются разногласия». Поэтому в основе возникновения обязательственного правоотношения из реального договора, как справедливо считает В. Груздев лежит, прежде всего, «юридический состав, включающий в себя последовательность юридических фактов: соглашение сторон по существенным условиям и следующее за ним передача имущества» Груздев В. Реальные договоры в Российском гражданском праве // Право и экономика. — 2007. — № 1. — С. 16.. Под передачей имущества, необходимой для заключения договора, необходимо понимать не только передачу вещей, способами, указанными в ст. 224 ГК, о чем имеется прямая ссылка в п. 2 ст. 433 ГК, но и как справедливо полагает М.И. Брагинский, передачу имущественных прав Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1 (издание 2-е, завод 6-й стереотипный). — М.: Статут, 2003. — С.392.. Может показаться, что без передачи имущества такие договоры вообще не могут возникнуть. Но еще в римском праве, «реальному договору займа могло предшествовать неформальное соглашение о том, чтобы одно лицо обязывалось дать другому взаймы». В современном гражданском праве реализовать такую ситуацию возможно путем заключения предварительного договора.

По нему одна из сторон берет на себя обязательство передать в будущем другой стороне имущество, в результате чего и будет заключен реальный договор. Из перечисленных выше только пять видов договоров поименованных в ГК являются «строго» реальными, и для того чтобы заключить их без передачи имущества необходимо заключить предварительный договор. Такое законодательное установление, скорее всего, является опять же данью традициям римского права, чем отражение современных реалий. Поэтому, чтобы одна сторона могла, например, надеется на получение взаймы определенной суммы денег, то ему необходимо, сначала заключить предварительный договор о передаче денег взаймы в будущем. А далее, в определенный срок необходимо передать указанную в предварительном договоре сумму денег, и основной договор займа будет заключен. Предварительный договор это не основной и в случае изменения обстоятельств уклонится от заключения основного договора легче, чем нести ответственность за отказ от исполнения своих обязательств.

Поэтому не случайно писал Р. Джурович, что «в последнее время в теории обязательственного права все настойчиво высказывается мысль о том, что не следует обособлять реальные договоры от консенсуальных», так что «в эру консенсуализма якобы не нужны реальные договоры». Поэтому ст. 429 ГК, регламентирующая предварительный договор, в большей мере, наверное, необходима для того, чтобы стороны могли заключить реальный договор в виде консенсуального. Для остальных же договоров, на наш взгляд, заключать их в форме предварительного представляется нецелесообразным. Как правило, в общественной жизни стороны заключают предварительный договор в случае, если одна из сторон в ближайшее время по каким-то причинам не может совершить требуемые от нее действия (передать имущество, денежные средства, выполнить работу, оказать услугу). Но в такой ситуации сторонам лучше все же заключить один основной договор, с отсрочкой исполнения до соответствующего срока. В этом случае отношения сторон будут находиться в рамках одного договора, а не двух, один из которых еще предстоит заключить.

Если стороны договора купли-продажи жилого помещения или предприятия подписали договор как единый документ, или даже его нотариально удостоверили, то между ними не возникает никакого правоотношения, не существует никакой правовой связи, как это обычно следует при заключении любого другого договора, пока не наступит момент государственной регистрации. Если учесть, что согласно п. 3 ст. 13 Федерального закона № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», на проведение регистрации отводится срок в течение месяца, то между продавцом и покупателем образуется временной интервал, в течение которого правовое положение сторон договора не совсем ясно. Такая неопределенность по поводу объектов недвижимости в условиях рынка, с инфляцией и нестабильностью экономических процессов является недопустимой. А срок, установленный для проведения государственной регистрации, явно не соответствует потребностям развивающихся рыночных отношений, требующих быстроты имущественного оборота. Вышеназванная проблема обусловлена, прежде всего, на наш взгляд, двойственным характером общественных отношений возникающих при заключении сделок с недвижимостью. Как правильно выделил А.Р. Кирсанов, «первый уровень таких отношений составляет отношение между сторонами договора, например продавец-покупатель. Они носят ярко выраженный гражданско-правовой характер и регулируются нормами материального права.

Итак, гражданские права и обязанности всегда приведены к определенному времени. Уже по этой причине значение имеет установление момента их возникновения. В случаях, когда речь идет о правах и обязанностях, важно определить момент, с которого договор начинает действовать. Теперь ГК, также впервые, включил в свой состав на этот счет специальную норму: в соответствии со ст. 425 ГК договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения; сторонам предоставляется право согласиться с тем, что условия договора распространяются на их отношения, возникшие до заключения договора.

Таким образом, в конечном счете, определяющее значение для установления и места и времени заключения договора имеет момент, в который договор признается заключенным. Общее правило на этот счет содержится в п. 1 ст. 433 ГК, в силу, которой договор считается заключенным в момент получения акцепта оферентом. Дополнением к нему в той же ст. 433 ГК установлено в виде исключения, что если для договора необходима также и передача имущества, то он считается заключенным с момента, когда в соответствии с законом (ст. 223 ГК Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) / Под ред. Садикова О.Н. — М. Контракт. 2005. — 724 с.) произведена передача, а если договор подлежит государственной регистрации, — то с момента ее совершения.

Примером может служить любой реальный договор. Так, в силу п. 1 ст. 957 ГК договор страхования, если иное в нем не предусмотрено, начинает действовать только с момента уплаты страховой премии или первого ее взноса.

Существуют и некоторые специальные правила о моменте заключения договора. Так, например, в п. 1 ст. 540 ГК договор энергоснабжения для бытового потребления считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети.

В зависимости от определения момента заключения договора законодательство РФ различает: консенсуальные, реальные договоры и договоры, требующие государственной регистрации. Реальные договоры считаются заключенными с момента передачи имущества или денег (заем, хранение). Договоры, требующие государственной регистрации, связаны, конечно, с недвижимым имуществом (продажа жилого помещения, аренда недвижимости). Они считаются заключенными с момента государственной регистрации. Однако важно подчеркнуть, что далеко не все договоры, предметом которых выступает недвижимость, требуют регистрационного оформления. Так, при продаже нежилых помещений регистрации подлежит не сам договор, а переход права на соответствующую недвижимость. Не подлежат государственной регистрации аренда недвижимости на срок менее года, аренда транспортных средств, в силу ст. 130 ГК РФ отнесенных к категории недвижимого имущества (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания).

Для консенсуальных договоров установлено специальное правило, согласно которому договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

Если для заключения договора проводились торги, то заказчик торгов обязан подписать соответствующий договор с их победителем, по общему правилу, в течение 20 дней с момента оформления протокола об итогах торгов. Беляева О.А. Предпринимательское право: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2006. —

Итак, момент заключения договора напрямую зависит как от способа достижения соглашения между сторонами, так и от формы, в которую облекается это соглашение, требование к которой установлены в законе. Этот момент является наиболее важным в договорном процессе, так как с него отношения сторон, находящиеся вне правового регулирования, обретают юридически законченную форму, содержание которой они же и определяют. И после этого момента стороны уже должны действовать в соответствии с этими установлениями.

договор гражданский законодательство устный

Заверения об обстоятельствах

Спорным, по мнению экспертов, является разъяснение ВС РФ о том, что нормы о заверениях об обстоятельствах (ст. 431.2 ГК РФ) распространяются не только на стороны договора, но и на третьих лиц. Суд указал, что третье лицо, обладающее правомерным интересом в заключении договора сторонами либо его исполнении или прекращении, может предоставить заверение об имеющих значения для совершения соответствующего действия с договором обстоятельствах, а в случае недостоверности заверения – отвечает перед стороной, которой оно предоставлено (абз. 4 п. 34 Постановления № 49). По словам Анны Сироткиной, в бизнес-практике заверения очень часто даются не непосредственно стороной договора, а лицами, контролирующими соответствующий бизнес (учредителями, бенефициарами), и чтобы показать допустимость таких заверений было принято решение включить в разъяснения подобный пример. Однако вопрос, какая ответственность: деликтная или предусмотренная ст. 431.2 ГК РФ – должна в таких ситуациях применяться, действительно сложный и пока однозначно не решенный, подчеркнула эксперт.

Кроме того, нужно понимать, как разграничить заверение об обстоятельствах, данное третьим лицом, и поручительство.

МНЕНИЕ

Артём Карапетов, директор юридического института «М-Логос»:

«Когда некий бенефициар, контролирующее лицо хочет взять на себя обязательство покрыть убытки покупателя акций, заверения третьего лица не нужны. Продавец дает покупателю заверение, а бенефициар продавца, владеющий активами и платежеспособный, – поручительство по его обязательству. Заверения же от третьего лица, насколько я понимаю, востребованы на практике не в тех ситуациях, когда покупателю нужна какая-то дополнительная гарантия, а в тех, когда продавец не хочет взять на себя риск покрытия убытков покупателя, потому что, например, является владельцем миноритарной доли в 20%, не вполне контролирует компанию и не владеет всей информацией о деталях, а покупатель требует от него 30-страничного списка заверения, как это обычно бывает при продаже доли в бизнесе. Продавец просто не готов брать на себя такие риски и давать такие заверения, и сделка заходит в тупик. Выходом из положения в таком случае как раз и может стать добровольное вмешательство третьего лица – мажоритарного акционера, который заинтересован в смене контроля в этой миноритарной доле и готов дать покупателю гарантию достоверности заверений, а также взять на себя все риски. Продавец в этом случае ответственности не несет, все денежные претензии, которые возникнут у покупателя, будут адресованы этому третьему лицу.

При этом здесь возникают различные нюансы, потому что нормы о средствах защиты реципиента заверения, предусмотренные ст. 431.2 ГК РФ, требуют адаптации к ситуациям, когда заверение дается не непосредственным контрагентом, а неким третьим лицом. Например, отказ от договора в данном случае вряд ли возможен, оспаривание допустимо в случае обмана со стороны третьего лица и т. д.

В любом случае такие заверения даются в рамках договорных правоотношений, и лучше оформлять их в виде трехстороннего договора (либо двустороннего между заверителем-мажоритарием и покупателем).

stokkete / .com

Разъяснения по вопросам применения обновленных и новых норм, появившихся в Гражданском кодексе в рамках масштабной реформы гражданского законодательства, зафиксированы в нескольких постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В частности в:

  • постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»;
  • постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»;
  • постановлении Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении».

Последние на сегодняшний день разъяснения – постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 (далее – Постановление № 49) – служат ориентиром для применения некоторых общих положений кодекса о заключении и толковании договора. Базируются они, как отмечает заведующая кафедрой коммерческого права и процесса Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ, участник рабочих групп по подготовке разъяснений ВС РФ о применении законодательства Анна Сироткина, на принципе свободы договора и принципе добросовестности – в этом отношении Постановление № 49 выступает своего рода преемником постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» – и приоритете заключенности договора в случаях, когда его условия могут быть истолкованы неоднозначно. Разъяснения уже активно применяются судами – по приведенным экспертом данным, за прошедшее с момента принятия Постановления № 49 время до ВС РФ дошло 31 дело со ссылками на него, 18 из которых были переданы на рассмотрение судебных коллегий – в них, в частности, затронуты вопросы толкования договоров, применения положений о заверениях об обстоятельствах, понуждении к заключению договора. Практика арбитражных судов округов показывает, что ссылки на данное постановление содержатся в более чем 1,5 тыс. судебных актов.

IV ВСЕРОССИЙСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

18 сентября 2019 года

«Реформа гражданского законодательства: некоторые новеллы и их судебное толкование»

Купить запись

Тем не менее не все новые положения ГК РФ в части заключения и толкования договоров нашли отражение в Постановлении № 49, причем отсутствие разъяснений по ним объясняется разными причинами. Так, например, конструкция опциона на заключение договора (ст. 429.2 ГК РФ), по словам Анны Сироткиной, не конкретизирует специфику разных опционов, в том числе биржевых, поэтому формирование обобщенных правил ее применения вряд ли позволило бы учесть все нюансы биржевой торговли. В отношении давно существующих, но претерпевших значительные изменения с точки зрения защиты присоединившейся стороны норм о договорах присоединения – установлено, что по общему правилу при изменении или расторжении договора присоединения по требованию присоединившейся стороны он считается действовавшим в измененной редакции либо не действовавшим с момента его заключения (п. 3 ст. 428 ГК РФ), – ВС РФ не стал давать разъяснения по причине не очень объемной и по большей части негативной практики применения данной статьи. Защитить свои права по предусмотренной ею правилам присоединившейся к договору стороне на сегодняшний день довольно сложно, тем более что существует глобальная проблема с навязыванием договорных условий, пояснила Анна Сироткина.

Опираясь на мнения о данных ВС РФ разъяснениях ведущих юристов в сфере частного права, высказанных в ходе организованного компанией «Гарант» IV Всероссийского юридического форума «, обозначим, какие еще общие положения ГК РФ о договоре следовало бы истолковать Суду и какие из его разъяснений являются не совсем однозначными или недостаточно полными.

***

Как видно, мнения представителей экспертного сообщества по вопросам оценки рассмотренных положений Постановления № 49 существенно расходятся. Не исключено, что и позиции судов, применяющих эти разъяснения, могут различаться. Остается надеяться, что практика все-таки позволит выработать единые подходы по наиболее проблемным вопросам применения обновленных общих положений о договоре, особенно по тем, которые прокомментированы недостаточно подробно или вовсе пока не отражены в разъяснениях ВС РФ.

В соответствии с действующей редакцией ФЗ № 223 договор по результатам конкурентной закупки заключается не ранее чем через десять дней и не позднее чем через двадцать дней с даты размещения в единой информационной системе (далее-ЕИС) итогового протокола, составленного по результатам конкурентной закупки. В случае необходимости одобрения органом управления заказчика в соответствии с законодательством РФ заключения договора или в случае обжалования в антимонопольном органе действий (бездействия) заказчика, комиссии по осуществлению конкурентной закупки, оператора электронной площадки договор должен быть заключен не позднее чем через пять дней с даты указанного одобрения или с даты вынесения решения антимонопольного органа по результатам обжалования действий (бездействия) заказчика, комиссии по осуществлению конкурентной закупки, оператора электронной площадки (ч.15, ст.3.2. ФЗ № 223).

Иными словами, для того чтобы заключить договор по итогам закупочной процедуры заказчик должен соблюдать установленный законодателем срок и выждать как минимум 10 дней после публикации в ЕИС итогового протокола. Такой временной мораторий на руку поставщикам (подрядчикам, исполнителям): если их права и законные интересы необоснованно ограничены, в течение 10 дней они смогут обжаловать действия (бездействия) заказчика в антимонопольном органе .

Заказчикам, в свою очередь, необходимо заранее планировать свою производственную деятельность, поскольку подписать договор на следующий день уже не получится, как это было возможно ранее (если данное право было отражено в Положении о закупках). До изменений, предусмотренных ФЗ № 505 , Закон о закупках не содержал конкретных норм о сроке заключения договора, поэтому зачастую 10-дневный срок не выдерживался: организаторы процедур стремились быстрее получить необходимые товары, работы и услуги. Однако в случае подачи жалобы нередко органы УФАС не выдавали предписаний заказчикам, поскольку к моменту вынесения решения договор уже успешно исполнялся победителем закупки.

Возможность изменения исходных данных договора

Зачастую нельзя предугадать конкретное количество товара при планировании той или иной процедуры, поэтому законодатель сохранил за заказчиком право корректировать исходные данные договора. Такая возможность отражена в ч.5 ст. 4 Закона о закупках, а именно: если при заключении и исполнении договора изменяются количество, объем, цена закупаемых товаров, работ, услуг или сроки исполнения договора по сравнению с указанными в итоговом протоколе, не позднее чем в течение десяти дней со дня внесения изменений в договор в ЕИС размещается информация об изменении договора с указанием измененных условий. В ФЗ №223 ничего не говорится об объеме таких изменений, однако заказчикам не следует злоупотреблять своим правом и «штамповать» бесконечные дополнительные соглашения с определенным поставщиком (подрядчиком, исполнителем). В случае проверки антимонопольным органом закупочной деятельности обязательно встанет вопрос о целесообразности таких соглашений и возможности провести дополнительную конкурентную процедуру. Во всяком случае, заказчикам нужно прописать в Положении о закупках тот разумный предел, который он может себе позволить при внесении изменений в первоначальные данные договора.

Иногда заказчики, объясняя срочность и необходимость товара, заключают дополнительное соглашение к имеющемуся договору на поставку схожего товара, ссылаясь на собственное Положение о закупках и производственную необходимость. Однако антимонопольная служба на этот счет имеет свое мнение.

( Федеральный закон «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» от 18.07.2011 № 223-ФЗ

Согласно ст. 18.1 ФЗ № 135 «О защите конкуренции» обжалование действий (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии в антимонопольный орган в порядке, допускается не позднее десяти дней со дня подведения итогов торгов либо в случае, если предусмотрено размещение результатов торгов на сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», со дня такого размещения. За исключением случаев, предусмотренных ФЗ № 135.

Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 31.12.2017 № 505-ФЗ)

Пример из практики

В УФАС России поступила информация из УФСБ РФ о нарушениях в деятельности заказчика антимонопольного законодательства при проведении закупочных процедур. При рассмотрении дела антимонопольный орган установил, что заказчик без проведения конкурентных процедур заключил дополнительное соглашение к ранее подписанному договору поставки дизельного топлива (зимнее) о приобретении у того же контрагента дизельного топлива (летнее). Организатор процедуры пояснил, что закупка данного вида топлива разрешалась по Положению, учитывая, что его срочное приобретение обусловлено погодными условиями, а также тем, что дизельное топливо летнее и дизельное топливо зимнее являются однородными товарами, входящими в одну подгруппу «19.20.21.300 Топливо дизельное» согласно Общероссийскому классификатору продукции по видам экономической деятельности. Также заказчик пояснил, что закупка иного вида топлива у одного и того же поставщика обусловлено наименьшей стоимостью товара, согласно коммерческим предложениям. Приобретение дизельного топлива (летнего), оформленное дополнительным соглашением, по мнению УФАС является нарушением норм действующего законодательства. В своем решении антимонопольный орган указал, что данное дополнительное соглашение, образует иную сделку, и должна оформляться самостоятельным договором, с проведением торгов и иных конкурсных процедур, предусмотренных Законом о закупках (Решение УФАС по Пензенской области по делу № 3-09/51-2018 от 27.11.2018).

С какого момента договор вступает в силу

В Гражданском праве прямо установлено, что договор вступает в силу с того момента, когда он был заключен. Хотя сама эта норма вполне точная, следует помнить то, что было указано в предыдущем разделе, а именно, что сама дата заключения соглашения столь же точным образом в нормативно-правовых актах не установлена.

Вследствие данного обстоятельства чтобы определить, с какого момента соглашение вступает в ситу, нужно установить дату его заключения, которая может как (чаще) совпадать с датой его подписания, так и (реже) отличаться от нее.

Особая ситуация с некоторыми сделками в отношении недвижимости. Эти транзакции подлежат государственной регистрации. Вследствие этого днем вступления в силу для соглашений такого рода становится именно число, когда они были официально зарегистрированы.

Это относится к договорам купли-продажи любого объекта, ренты с пожизненным содержанием, мены, дарения.

Такая же норма относится и к аренде жилища сроком как минимум год. Кроме того, регистрация необходима в случае оформления ипотеки (сделки с залогом недвижимости). Наконец, подобное же требование предусмотрено и при переходе из в рук в руки предприятия как имущественного комплекса.

В то же время в законодательстве отсутствуют указания на необходимость осуществлять регистрацию таких сделок с недвижимостью, как купля продажа объектов, имеющих нежилое назначения либо их мена.

Также не предусмотрена необходимость данного действия при аренде жилья на срок до года.

Вследствие этого существует практика заключения сделок по найму жилья на 11 месяцев, поскольку для таких договоров государственная регистрация не требуется. Равным образом не нужно регистрировать и предварительные договоры, касающиеся недвижимости.

Что делать, если даты не совпадают

Ситуация, когда дата составления договора и дата его подписания не совпадают, вполне возможна. Такие случаи возникают, если, к примеру, стороны территориально находятся далеко друг от друга, и после составления соглашения им потребовалось время, чтобы его официально оформить.

Другая ситуация — если после того как документ был составлен, обеим сторонам понадобилось существенное время для его рассмотрения, по итогам которого они поставили на нем собственные подписи.

Наконец, возможна ситуация, когда оферент предложил определенное соглашение, акцептант рассматривал его в течение некоторого периода, по завершении которого пришел к выводу о своем согласии с его условиями, однако при этом он предпочитает, чтобы сделка не считалась действительной с момента составления бумаги.

В таком случае часто дата договора указывается сверху документа, а дата подписания — в самом низу.

Если дата составления договора и его подписания не совпадают, то можно в самом документе предусмотреть специальную норму. В этом параграфе будет приведено число, когда он вступает в силу.

При этом можно также и не указывать отдельную дополнительную дату, а предусмотреть, что датой заключения соглашения становится либо дата, написанная сверху (в общем случае это дата физического составления бумаги) либо же дата, идущая внизу (то есть подписания бумаги).

Также возможно иное решение, а именно внести в документ лишь дату составления (в правом верхнем его углу), а день, когда были поставлены подписи, вовсе не упоминать. В таком случае именно этот день, указанный в начале документа рассматривается как число заключения документа.

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *