Недобросовестность Недобросовестный

Законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ в Гражданский кодекс РФ внесены имзенения следующие статьи:

  1. Принцип добросовестности (статья 1 ГК)

  2. Что такое добросовестность

  3. Обычай делового оборота (статья 5 ГК)

  4. Государственная регистрация прав на имущество (новая статья 81 ГК)

  5. Злоупотребление правом. Действия, направленные на обход закона (статья 10 ГК)

30.12.2012 Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части 1 Гражданского кодекса РФ» (принят Государственной думой 18.12.2012, одобрен Советом Федерации 26.12.2012). Этим законом внесены существенные изменения в основные понятия: «принцип добросовестности», «злоупотребление правом», «действия, направленные на обход закона».

Принцип добросовестности

Авторы изменили Гражданский кодекс РФ с самого начала – со статьи 1, которая с 01.03.2013 изложена в следующей редакции:

Статья 1. Основные начала гражданского законодательства

(по состоянию на 01.07.2018)

Статья 5. Обычаи →

  1. Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

  2. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

  3. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

  4. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

  5. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

  6. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации.

  7. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Комментарий к новой редакции статьи 1 ГК

В статью 1 ГК «Основные начала гражданского законодательства» вводят правило:

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Один из основных принципов гражданского законодательства – это принцип добросовестности. Руководствуясь этим принципом участники гражданских правоотношений теперь должны действовать добросовестно. Закрепляется, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Таким образом, в гражданском обороте вводится обязанность лиц действовать добросовестно. Эта новелла фактически уже применяется в судебной практике (см., к примеру, Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 № 12499/11 по делу N А40-92042/10-110-789).

Ранее этот основополагающий принцип гражданского права мог быть выведен только из содержания пункта 2 статьи 6 ГК, напрямую не относящегося к нормам, устанавливающим основные начала гражданского права.

В п. 4 ст. 1 ГК (редакция ГК, действующая с 01.03.2013) предусмотрено, что недобросовестное, равно как и незаконное, поведение лиц не может приносить им какие-либо преимущества.

В Пояснительной записке «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Пояснительная записка) отмечается, что:

  • правила о добросовестности являются естественным противовесом правилам, утверждающим свободу договора и автономию воли сторон» (раздел I «Общие положения» Пояснительной записки);

  • нормативное закрепление принципа добросовестности позволит не только установить важнейшие ориентиры поведения субъектов права, но и более широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота.

Таким образом, новая редакция статьи 1 ГК открывает широкий простор для судебного толкования термина «добрая совесть» участника гражданского правоотношения.

В пункте 5 новой редакции статьи 10 ГК, устанавливается, что добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается (в то время как в действующей до 1 марта 2013 года редакции статьи 10 ГК презумпция добросовестности участников оборота поставлена под условие — «В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно»). Это ограничит широкое понимание добросовестного поведения в смысле статьи 1 ГК в новой редакции, а также позволит не возлагать на участников гражданско-правового спора обязанность по доказыванию своей добросовестности в каждом судебном разбирательстве.

Благодаря этой новации станет возможным широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота.

Что такое добросовестность

Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» дает такой ответ на этот вопрос:

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).

Злоупотребление правом. Действия, направленные на обход закона

Статья 10 ГК излагается в новой редакции:

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

(по состоянию на 01.07.2018)

← Статья 81. Гос. регистрация прав на имущество
Статья 15. Возмещение убытков →
  1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
    Не допускаются использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

  2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления, полностью или частично отказывает лицу в защите принадлежащего ему права, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

  3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

  4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

  5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Комментарий к новой редакции статьи 10 ГК

К злоупотреблению правом судебная практика относит действия, направленные на воспрепятствование осуществлению другим лицом его законного права (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 N 5153/10, п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.11.2009 N 134 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Последствие злоупотребления правом — это полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Указание на иные меры связано с тем, что лицо, злоупотребляющее своим правом, далеко не всегда защищает это право в суде.

Статья предусматривает, что если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. Такие убытки подлежат возмещению по правилам ст. ст. 15, 1064 ГК РФ.

Статья 10 ГК (в редакции до 01.03.2013) прямо не рассматривала действия в обход закона как злоупотребление правом. Так их квалифицирует судебная практика (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 14.01.2009 N 8207/08, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 26.12.2011 по делу N А28-9997/2010, от 19.01.2011 по делу N А17-396/2010, ФАС Московского округа от 01.07.2011 N КГ-А40/4891-11-1,2,3 по делу N А40-82917/08-91-359, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2012 N 15АП-9588/2012 по делу N А53-6063/2012, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 23.05.2012 N 33-2001/2012, Определение Московского городского суда от 16.12.2011 по делу N 33-41896). Поэтому дополнительно к принципу добросовестности в п. п. 1 и 3 ст. 10 ГК (в редакции, действующей с 01.03.2013) предлагается ввести запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона).

Действия, направленные на обход закона, могут быть охарактеризованы как злоупотребление правом с намерением причинить вред публичным интересам. При этом что ГК (в редакции, действующей с 01.03.2013) не раскрывает содержания термина «обход закона», что даст простор для судебного толкования указанного термина.

На данный момент судебной практикой уже установлен ряд «обходов закона», к которым отнесены:

  • требование признать право собственности на нежилое помещение, которое в действительности является жилым, с целью обойти процедуру перевода жилого помещения в нежилое (Постановления ФАС Дальневосточного округа от 28.01.2011 N Ф03-9508/2010 по делу N А73-1904/2010, от 31.05.2010 N Ф03-3580/2010 по делу N А73-13425/2009, Кассационное определение Оренбургского областного суда от 25.01.2012 N 33-444/2012);

  • признание права собственности на самовольную постройку в случае неполучения (и непринятия мер к получению) застройщиком разрешения на строительство (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.09.2012 по делу N А19-21059/2011, от 17.10.2011 по делу N А74-4367/2010, ФАС Северо-Западного округа от 01.11.2010 по делу N А56-75499/2009, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 по делу N А09-6927/2011);

  • условие кредитного договора, прикрывающее «сложные проценты» (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров»).

«Обходом закона» может быть не только одно определенное действие (предъявление иска, установление условия в договоре), но и совокупность действий, имеющих общую цель.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребления правом не исчерпываются.

К действиям, направленным на обход закона, применяются те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом (шиканы). На практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов, к примеру от института притворных сделок. Это подтверждается и тем обстоятельством, что уже сейчас в судебной практике встречаются примеры фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010).

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками в договорных правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками. Никакая иная сделка при обходе закона не прикрывается, стороны открыто декларируют достижение правового результата, который не может быть достигнут законным образом при использовании предназначенных для этого правовых средств. Однако несовершенство законодательства позволяет им добиться такого результата при формальном игнорировании законодательно установленных запретов.

Статья написана и размещена 15 июня 2012 года. Дополнена — 05.01.2013, 10.01.2013.

При подготовке статьи были использованы материалы СПС «Консультант Плюс».

ВНИМАНИЕ!

Копирование статьи без указания прямой ссылки запрещено. Внесение изменений в статью возможно только с разрешения автора.

юрист и налоговый консультант Александр Шмелев © 2001 — 2020

Полезные ссылки по теме «Принцип добросовестности злоупотребление правом обход закона (Закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ)»

  • Объекты гражданских прав (статьи 128 — 136)

  • Ценные бумаги (статьи 142 — 1495)

  • Нематериальные блага и их защита (статьи 150 — 1522)

  • Сделки (статьи 1571 — 1651)

  • Недействительность сделок (статьи 166 — 181)

  • Решение собраний (статьи 1811 — 1815)

  • Представительство. Доверенность (статьи 182 — 1881)

  • Исковая давность (статьи 196 — 207)

  • Изменения в ГК РФ, внесенные Законом № 367-ФЗ от 21.12.2013 (статьи 334 — 3922 ГК)

  • Изменения в статьи 307 — 395 ГК РФ в части обязательственного права (Закон № 42-ФЗ от 08.03.2015)

  • Изменения в общие положения о договоре (статьи 4291 — 4491) (Закон № 42-ФЗ от 08.03.2015)

  • Изменение и расторжение договора (статьи 450 — 453) (Закон № 42-ФЗ от 08.03.2015)

  • Tags: изменения, гражданский кодекс, проект ГК РФ, изменения, Гражданский кодекс, проект ГК, принцип добросовестности, злоупотребление правом, обход закона, изменения, закон № 302-ФЗ

    Понятие принципа «добросовестности» в современном гражданском законодательстве Российской Федерации

    Понятие «добросовестность» все чаще становится объектом внимания ученых-правоведов. Данный принцип применительно к гражданскому процессу является основополагающим, оказывающим влияние на достижение конечной цели гражданского судопроизводства — защиты прав и законных интересов заинтересованных субъектов. Потому как принцип – это «философская категория, нормативное общее высказывание, содержащее определенное требование к осуществлению познавательной, практической и духовной деятельности».

    В современном гражданском законодательстве Российской Федерации принцип добросовестности и не конкретизирован, имеется лишь его упоминание в п.3 ст.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в соответствии с которым участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Также данный принцип упоминается в п.5 ст.10 ГК РФ, согласно которому «добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются».

    Так, согласно ч.3 ст.17 Конституции РФ при осуществлении прав гражданином не должны нарушаться права и свободы других лиц, иными словами, реализация прав должна быть правомерной. Близкая формулировка используется в ч.1 ст.10 ГК РФ, в соответствии с которой «не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)».

    Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК РФ) идет дальше, потому как ст.41 закрепляется не только добросовестное пользование предоставленными процессуальными правами, но и возможность наступления негативных последствий в случае злоупотребления этими правами и недобросовестном поведении.

    Таким образом, законодатель лишь обозначил в общих чертах понятие данного принципа, как в нормах материального права, так и в нормах процессуального права, однако какой-либо конкретики указанные ранее положения нормативно-правовых актов касаемо понятия «добросовестности» не внесли.

    Считаем, что для того, чтобы ответить на вопрос «что есть принцип добросовестности» и исследовать его содержание, необходимо обратиться к истории его возникновения.

    Принцип добросовестности широко применялся ещё в римском праве. Римские преторы — должностные лица, наделенные судебной властью — были уполномочены разрешать споры, которые не укладывались в рамки негибкого, архаичного цивильного (квиритского) права, руководствуясь принципом «доброй совести».

    Римские юристы исходили из того, что добросовестность является критерием права: действуешь добросовестно, значит, действуешь в рамках права. Западноевропейская традиция понимает добросовестность как критерий не права, а критерий поведения.

    Более последовательно и продуктивно понимание добросовестности не как стандарта поведения, а как критерия права. Кто формально следует закону и действует недобросовестно, тот считается нарушившим закон. Кто в «серой» зоне, четко не урегулированной законом, действует добросовестно, тот считается соблюдающим закон, а тот, кто действует недобросовестно, тот считается нарушителем этого закона. Таким образом, понятие «добросовестность» может использоваться как в узком значении, подчеркивающем необходимость надлежащего исполнения всех условий договорного обязательства, так и в широком – для обозначения социально приемлемого поведения.

    Принцип добросовестности запрещает любое поведение, которое бы было направленно исключительно для достижения собственной выгоды без учета интересов контрагентов.

    Действительно, злоупотребление правом, ненадлежащее исполнение обязательств, совершение мнимых и притворных сделок – это недобросовестное поведение. Однако запрет злоупотреблять правами, заключать мнимые и притворные сделки итак существует в законодательстве, но суть понятий «добросовестное» и «недобросовестное» поведение значительно шире. Об этом свидетельствует то, что гражданском судопроизводстве добросовестное поведение может быть правомерным; добросовестное поведение может быть неправомерным; недобросовестное поведение может быть правомерным; недобросовестное поведение может быть неправомерным. В связи с этим, нельзя отождествлять добросовестность и правомерность поведения.

    В свете вышесказанного, видится наиболее верной позиция Соловьевой Т.В., доктора юридических наук, профессора кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии, согласно которой поведение участника гражданского процесса можно обоснованно назвать добросовестным по ряду основных критериев: честность, экономичность и правомерность.

    Вопрос о необходимости закрепления понятия «добросовестного поведения» как такового является дискуссионным не один десяток лет.

    Хотелось бы отметить определение принципа добросовестности, которое дает энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: «в отличие от доброй совести, добросовестность означает субъективное состояние лица при совершении юридических актов, его неосведомленность об обстоятельствах, опорочивающих внешнюю или внутреннюю правомерность акта и могущих заставить честного в юридическом смысле человека отказаться от его совершения, несмотря на отсутствие формальных к тому препятствий. При оценке юридических последствий многих актов такое субъективное состояние лица принимается во внимание и влечет за собой значительное видоизменение этих последствий для добросовестного контрагента, сравнительно с недобросовестным».

    «Некоторыми отечественными юристами конца XIX — начала XX в. включение в гражданский закон общей обязанности добросовестного поведения рассматривалось как привнесение в право элементов морали, а с нею и судейского произвола и поэтому отвергалось. Были и сторонники появления данной нормы в законе — они утверждали, что в обороте есть интересы, которые не могут быть защищены без нее. Для советских юристов включение в Кодекс норм, отсылающих к буржуазной морали, вообще представлялось недопустимым».

    Однако, как мы можем увидеть из анализа нормативно-правовых актов, принцип добросовестности, так или иначе был введен в гражданское право, несмотря на дискуссии отечественных правоведов и «железного занавеса» Советского периода.

    Отсутствие точной формулировки добросовестного поведения, естественно, является пробелом в законе, потому как говорить об отклонениях от добросовестного поведения возможно только лишь в том случае, когда определены рамки, критерии добросовестности.

    И до тех пор, пока законодатель не установит критерии добросовестного поведения, участникам оборота следует ориентироваться на задаваемые судебной практикой стандарты. А в ситуациях, где они еще не выработаны, учитывать, что, как правило, суды предъявляют достаточно высокие требования к разумному добросовестному лицу.

    Более подробно о тенденциях и сложившейся правоприменительной практике в отношении принципа добросовестности и его применения мы поговорим в следующем параграфе нашей работы.

    Принцип добросовестности в правоприменительной практике судов Российской Федерации.

    Согласно исследованию, проведенному Фогельсоном Юрием Борисовичем, профессором кафедры международного публичного и частного права НИУ «Высшая школа экономики», «с 2002 г. суды начинают ссылаться на ст. 10 ГК РФ, но процент этих ссылок невысок и шесть лет держится на постоянном уровне. Затем, в ноябре 2008 г., вышло информационное письмо Президиума ВАС РФ № 127 и процент ссылок на ст. 10 ГК РФ рванул вверх и продолжает расти с высокой скоростью. <…> Такой рост процента ссылок, по-моему, можно объяснить только одним: ежегодно суды находят новые ситуации, к которым, по их мнению, применима ст. 10 ГК РФ, т.е. все больше и больше расширяют сферу применения этой нормы».

    По мнению Фогельсона, данный рост связан с тем, что произошло отождествление недобросовестности со злоупотреблением правом, инициированное ВАС РФ в 2008 г. и закрепленное в ГК РФ в 2013 г.

    И мы согласимся с мнением Фогельсона, потому как сам законодатель приравнял недобросовестное поведение к злоупотреблению правом в п.1 ст.10 ГК РФ.

    Данная мысль была развита в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127, согласно которому «как следует из статьи 10 Кодекса (прим. ГК РФ), отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления». Данная правовая позиция укрепила тенденцию, направленную на постепенное сращение и отождествление понятий «недобросовестное поведение» и «злоупотребление правом».

    Это проблема не только российского права, данная тема остается дискуссионной и подходы разграничения этих двух понятий различаются в зависимости от страны, в рамках которой рассматривается данный вопрос, однако в Европе сформирована единая точка зрения, что недобросовестность более широкое понятие, чем злоупотребление правом.

    Одной и серьезных вех в применении принципа добросовестности является выход в свет Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В п.1 названного Постановления закреплено право суда самостоятельно признавать недобросовестным поведение участника гражданского спора, даже если об этом не просила противоположная сторона, а также выносить на обсуждение обстоятельства, которые, по мнению Суда, могут отказывать на недобросовестность стороны по делу.

    Фактически судам предоставлена возможность занимать активную позицию в гражданских процессах, в частности делать самостоятельные выводы о недобросовестности участников спора.

    Часть ученых правоведов сходятся во мнении, что в ближайшем будущем могут сбыться опасения И.А. Покровского, который утверждал, что «мы попадем на наклонную плоскость, по которой неизбежно докатимся до полного судейского контроля над всей областью оборота с точки зрения совершенно субъективных и произвольных представлений о «справедливости», «социальном идеале»».

    Яркий тому пример Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2015 № 306-ЭС14-3497 по делу № А12-8206/2009. В данном деле оспаривалась сделка по реализации имущества компании-банкрота, совершенная на торгах на основании утвержденного комитетом кредиторов положения о продаже имущества должника. Положение это на момент совершения оспариваемой сделки было в силе, однако на следующий день оно было признано судом недействительным. Суды апелляционной и кассационной инстанции посчитали, что основания для уничтожения сделки, которая была основана на действительном положении, отсутствуют.

    Судебная коллегия, отменяя эти судебные акты, указала, что добросовестный покупатель, приобретая имущество несостоятельного должника начальной стоимостью свыше 600 миллионов руб., не мог не ознакомиться с положением о продаже такого имущества и с ходом дела о банкротстве и, как следствие, выяснить о существовавшем споре о действительности положения. При этом ВС РФ указал, что в рамках осуществления подобной сделки, приобретатель обязан проявлять интерес к юридической чистоте сделки, а в случае, если он не проявит такого интереса, то покупатель добровольно принимает на себя риски неблагоприятных последствий.

    С одной стороны, подобная судебная практика формирует определенные стандарты к участникам оборота, которые в обозримом будущем помогут сформировать такую модель поведения, при которой каждый из участников оборота будет иметь четкое представление о том, какие действия обезопасят его от определенных негативных последствий.

    Однако нельзя не отметить, что в таком случае не совсем ясен смысл п.5 ст.10 ГК РФ, согласно которой добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Потому как в обозримом будущем мы можем столкнуться с тем, что без конкретных критериев, которые позволят охарактеризовать поведение участников оборота как добросовестное или недобросовестное, данная характеристика будет целиком и полностью зависеть от суда.

    Фактически слова И.А. Покровского могут стать пророческими, и мы получим тотальный контроль за оборотом со стороны судейского корпуса, который будет волен трактовать поведение участников гражданско-правовых отношений как добросовестное или недобросовестное без общепризнанных критериев, в отсутствие которых такая классификация будет поставлена в зависимость от правосознания отдельного судьи, его представления о справедливости и понимания «добросовестности».

    В таком случае, встает логичный вопрос: способна ли судебная практика дать четкое определение добросовестности, которое будет применяться повсеместно, ввести определенные стандарты, а также ввести критерии, по которым будет возможно охарактеризовать поведение участника правоотношений как добросовестное? А. Берлин видит развитие принципа добросовестности «в кассационной практике ВС РФ и окружных судов в течение последующих лет в виде накопления массива стандартов, отражающих объективную добросовестность в различных ее проявлениях». С учетом того, что судебный прецедент не является источником права в Российской Федерации, рассчитывать на это в корне не верно, также необходимо учитывать тот факт, что судебная практика крайне неоднородна и названные критерии могут разница в зависимости от субъекта Российской Федерации.

    В данном случае, наиболее верным видится выработка указанных положений на законодательном уровне, либо же введения их в очередном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

    Анализ нормативно-правовых актов Российской Федерации показал, что в современном гражданском законодательстве РФ принцип добросовестности и не конкретизирован, имеется лишь его упоминание в Гражданском кодексе Российской Федерации, Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, Конституции Российской Федерации. Само введение данного принципа в гражданское законодательство России было предметом для дискуссии многих отечественных ученых правоведов на протяжении более чем 100 лет.

    Исходя из этого, законодатель лишь обозначил в общих чертах понятие данного принципа, как в нормах материального права, так и в нормах процессуального права, однако само понятие «добросовестности» в нормативно-правовых актах отсутствует, также отсутствуют в них и критерии, которые бы с уверенностью позволили определить добросовестно или недобросовестно действует участник оборота. Часть ученых и юристов-практиков, считает, что такие критерии и стандарты поведения, которое можно охарактеризовать, как добросовестное сформирует судебная практика.

    Однако существует точка зрения, которая базируется на том, что отсутствие точной формулировки добросовестного поведения – пробел в законодательстве. Потому как говорить об отклонениях от добросовестного поведения возможно только в том случае, когда определены четкие рамки, критерии добросовестности, в противном случае, нельзя исключать установления тотального контроля за оборотом со стороны судейского корпуса, который будет трактовать поведение участников в отсутствие установленных законодателем критериев добросовестного поведения исходя из внутренних убеждений, представления о справедливости и понимания «добросовестности» конкретного судейского состава.

    С одной стороны, первый подход позволит придать гибкости в разрешении вопроса о добросовестности поведения участников процесса, позволит суду более полно исследовать все аспекты их поведения, рассмотреть различные факторы, которые повлекли за собой те или иные действия стороны. И этот вариант прекрасно сработал в случае, если бы судебная практика была признана источником права. В реалиях Российской Федерации, стороны в рамках судебного спора могут столкнуться с проблемой, когда в судах разных субъектов, а может и в одном и том же суде, понимание добросовестного поведения, а также критерии, которые позволяют разграничить добросовестное и недобросовестное поведение, будут отличаться друг от друга.

    Подводя итог проведенному исследованию, в настоящее время нам видится верным выработка понятия «добросовестность», а также основных критериев и стандартов, позволяющих определить поведение стороны как добросовестное на законодательном уровне, либо же введения их в очередном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Также отмечаем, что этот перечень может и должен быть открытым, потому как каждый судебный спор уникален и индивидуален, а набор определенных критериев и стандартов, которые были бы близки к универсальным, помог бы сформировать единый подход судов по данному вопросу.

    Список литературы

    Лебедев С.А. «Философия науки: Словарь основных терминов» — М.: Академический Проект, 2004.

    См. там же

    Подшивалов Т.П. «Принцип добросовестности в регулировании защиты вещных прав» // Гражданское право. 2017. № 5. С. 13 — 15.

    Соловьева Т.В. «К вопросу о добросовестном поведении в гражданском судопроизводстве» // Вестник гражданского процесса. 2017. № 4. С. 62 — 78.

    См. там же

    Энциклопедический словарь. — С.-Пб.:Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

    Фогельсон Ю.Б. «Принцип добросовестности в российской судебной практике» // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. № 9. С. 103 — 116.

    Берлин А. «Добросовестность в гражданском праве» // ЭЖ-Юрист. 2017. № 17-18. С. 7.

    Фогельсон Ю.Б. «Принцип добросовестности в российской судебной практике» // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. N 9. С. 103 — 116.

    Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 // «Вестник ВАС РФ», № 2, февраль, 2009

    Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права» М., 1998. С. 262.

    Документ опубликован не был // СПС «Консультант Плюс».

    Берлин А. «Добросовестность в гражданском праве» // ЭЖ-Юрист. 2017. N 17-18. С. 7.

    Юрист Коллегии адвокатов «Терновцов и партнеры»
    Эдуард Прохоров

    Поделиться новостью

    • Недобросовестность – сделать возможно меньше за условленную плату.

      Мильфорд Прентис. К жизни

      Недобросовестность как качество личности – склонность нечестно и небрежно выполнять свои обязанности; тенденциозно и необъективно доводить до других информацию, проявляя непорядочность, бесчестность и подлость.

      На морском побережье, в очень опасном месте, среди скал и громадных подводных камней, стоял маяк, свет которого спасал многих пловцов от гибели. Когда темнело, живущий там сторож зажигал на маяке огонь и следил за ним во время его горения. Но вот, в одну бурную ночь, сильный ветер загасил пламя маяка. Сторож тотчас же заметил это, но поленился зажечь его снова, так как утро было уже близко. Как раз в это время вблизи скал находилось в большой опасности одно маленькое судно. Моряки, застигнутые бурею, напрягали последние силы, чтобы только достигнуть берега. Но так как на маяке не было света, то судно их налетело на скалу, разбилось, и все они погибли! Когда настало утро, ночной сторож, идя вдоль берега к своему маяку, наткнулся на какое-то тело, выброшенное водою. К своему ужасу, он узнал в нем своего родного сына, бывшего далеко на промысле, и возвращавшегося домой! В числе других погибших он сделался жертвой недобросовестности сторожа-отца,

      Недобросовестность – это перевес эгоизма над совестью и корысти над добротой. Добросовестность предполагает унисон совести, души и разума, проявленный в честном исполнении своих обязанностей. Недобросовестность наоборот свидетельствует о разладе и дисгармонии внутреннего мира человека. Если он находится под влиянием энергии невежества, от него вообще глупо ожидать какой-то добросовестности. У таких людей совесть и стыд утрачены.

      Разве не безрассудство ожидать от алкоголика, трясущегося от похмелья, добросовестной работы? Есть отличный анекдот по этому случаю. На стройке мастер видит рабочего, мучающегося с похмелья: руки ходуном, как будто неделю не выпускал из рук перфоратора. Но мастер не растерялся (надо ж как-то использовать его тряску), и говорит: «Иди песок просеивать».

      Где появляется недобросовестность, сразу возникает компания из небрежности, нечестности, непорядочности, халатности и безответственности. Кучкуясь, они попутно обрастают необязательностью, беспечностью, ленью и даже подлостью. Все эти фавориты работы на «Тяп – Ляп», как правило, приводят человека к провалам, неудачам и преступлениям. Успех и недобросовестность — антагонисты. Два враждебных друг другу полюса. Успех невозможен без работы на совесть. Он предполагает любовный роман человека с работой. Когда человек вкладывает душу в плоды своего труда, они насыщаются энергетикой его любви и доброты. Поэтому зачастую превращаются в эксклюзивную, штучную работу, которая высоко ценится. На обыденном языке люди говорят, что это качественная работа, но сердцем понимают, что она пропитана энергией добра, сделана с полного одобрения совести.

      Недобросовестность – это работа «спустя рукава». Так говорят о небрежно, с ленцой, кое-как выполняемой работе. В Древней Руси носили верхнюю одежду с непомерно длинными рукавами, не засученные конца их ниспадали до колен, а то и до земли. Естественно, что, не подняв таких рукавов, нечего было и думать о работе. Близко к этому выражению стоит второе, противоположное ему по смыслу и, можно думать, родившееся позднее: «Работать, засучив рукава», то есть решительно, горячо, с полным старанием.

      Недобросовестность – это отсутствие добра и совести в том, чем человек в данный момент занимается. Зачастую она является следствием ненависти к своему занятию. Человек не нашел своего предназначения и в силу жизненных обстоятельств вынужден заниматься нелюбимым делом. Может, ему следовало быть художником, а его ради денег заставили стать хирургом. Вот поэтому он и зашивает больным ножницы, ватные тампоны и скальпели, вот поэтому проявляет врачебную халатность и бездушие к пациентам. Операция в самом разгаре. Хирург: — Скальпель! Тампон! Зажим! Тампон! Тампон! Тампон, я говорю!!!
      — Тампоны кончились! — Да? Ну ладно. . . Тогда молоток, гвозди и крышку!. . .

      Больной, лежа на операционном столе, кричит хирургу: — Доктор! Спасите! Я вам много денег дам! Только помогите сначала! Хирург: — Нет! Сначала деньги! У нас предоплата. А то поможешь людям — и никакой благодарности! Лежит в гробу и делает вид, что он тебя не знает!

      Недобросовестность – это равнодушие к результатам своего труда. Это отсутствие заботы о благополучии людей. Ей всё равно обвалится дом, рухнет мост, потерпит аварию машина, лишь бы ее потом не взяли за «жабры», а то, что пострадали люди, что ж – такова их участь.

      Как-то недобросовестный человек взялся переносить туристов через горную речушку и брал с каждого по сто рублей. Освоившись, он решил увеличить производительность своего труда, и стал переносить по двое туристов зараз. Но жадность сверлила ум – давай будем переносить троих сразу, ведь там легкие женщины и дети. Посадив одну женщину на шею, а двух других, взяв подмышки, он направился к другому берегу, но на середине реки не удержал одну из женщин. Смотря, как она летит среди камней, он подумал: «А, черт с ней, с этой соткой!»

      Недобросовестность легко сходится с подлостью и непорядочностью. Голос совести у нее или на правах Золушки, или вообще «осип» под грудой невежества, эгоизма и корысти. К примеру, недобросовестный сурдопереводчик целую неделю вместо новостей и прогноза погоды давал объявления о продаже автомобилей… Сейчас недобросовестность зачастую откровенно заманивает в ловушку неопытных, наивных людей при помощи, вроде бы безобидного, но очень заманчивого объявления, а при личной встрече на «собеседовании» — проявлении механизмов психологического давления, гипноза, обещания несбыточных перспектив и даже угроз и насилия. Вот пример таких объявлений: «Требуется помощник руководителя для работы с людьми и документами. Высокая заработная плата. Гибкий график работы. Собеседование»; «Требуется директор в молодую компанию. Работа с людьми и документами. Заработная плата высокая»; «Молодой и развивающейся компании требуются молодые и активные люди. Требования: активная жизненная позиция, амбициозность. Оплата высокая».

      Два журналиста решили ради развлечения позвонить по одному из объявлений и даже согласились приехать на собеседование. Собеседование было назначено на 19:00. Два дня они не брились и пришли на собеседовании в изрядном подпитии, одетые в грязное спортивное трико. В холле была уйма народа, все заполняли анкеты и ждали вызова на собеседование. Дошла их очередь собеседоваться. Работодатель, прочитав их анкеты, ответил: «Вы прошли специальный психологический тест и готовы к нашей работе! Только перед началом работы вы должны пройти специальное обучение, оно стоит 1000 рублей». Видите, как легко стать генеральным директором фирмы? Конечно, они и не думали выбрасывать деньги на ветер, но их сотовый телефон ещё две недели плавился от навязчивых звонков недобросовестного «работодателя». Так он нуждался сразу в двух генеральных директорах.

      Суть недобросовестности отлично передает это стихотворение:

      Недобросовестность как половинчатость,
      Нет в ней ясности, а только дымчатость.
      Вроде бы сделано, труд был и хлопоты,
      Только налёт на ней тёмненькой копоти.
      Или как в бочке, что мёдом наполнена –
      Ложечкой дёгтя взяла и испортила.
      Недобросовестность – это без качества,
      И безответственность, да и лихачество.
      Это всё то, в чём небрежность живёт.
      Кто-то несчастьем её назовёт.
      Жили два брата, один звался Тяп,
      Ну а второй, как вы поняли, Ляп.
      Вместо того, чтоб фундамент ложить,
      Братья лишь стены умели крушить.
      Как-то построили братья те дом,
      Жить собирались они в доме том,
      Только вселились, но села стена,
      Треснул фундамент от братьев труда.
      Что ни начнут, всё у них кое-как,
      Кое-как трудятся, кое-как спят.
      Кое-как слушают, смотрят, живут,
      Парус убрали и ветра всё ждут.
      Признак упадка духовности в них,
      Много по миру тяп-ляпов таких.
      Честности нет, и живут не по совести,
      Больше по лживости, всё из-за корысти.
      Денег побольше захапать хотят,
      Качество с корыстью не совместят.
      Качество – это когда ты для всех
      Честно работу даёшь без помех,
      Недобросовестность – это беда,
      Рано иль поздно подводит она.
      Рано иль поздно подпорки гниют,
      Те, на которых тяп-ляпы живут.
      Ложь и обман средь подпорок таких,
      Внешне – как стены дворцов золотых.
      Ну а внутри там одна лишь труха,
      Золота нет, есть одна шелуха.
      Много пришлось тебе с ними дружить,
      Многому и научился у них,
      Так, как не надо, всё делал подчас,
      В том и покайся, пришёл нынче час.
      Каюсь, Отец, много горя принёс,
      Часто по жизни небрежно я нёс
      То, что поручено было Тобой –
      Был безответственен перед собой.
      Многое делал не так, кое-как,
      Всё не за совесть, а только за страх,
      Видимость всё создавал для других,
      Был лицемером на службе у них.
      Жил не по чести, Отец, Ты прости,
      Совесть со мной, я не дал ей уйти,
      Строю теперь свою жизнь на века,
      Пусть не так быстро, но это – пока.

    About the author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *