Противоправность как признак преступления

2.2 Противоправность как признак преступления

Другим обязательным признаком преступления является его противоправность, то есть совершенное деяние может быть признано преступлением лишь в том случае, если в качестве такового оно предусмотрено в уголовном законе.

Под противоправностью в теории уголовного права принято понимать запрещенность преступления соответствующей уголовно — правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Уголовная противоправность, с одной стороны, означает, что признаки преступного деяния описаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, т. е. преступно только то, что запрещено уголовным законом. Это свойство непосредственным образом связано с другими признаками преступления — общественной опасностью и виновностью, поскольку только то, что составляет опасность для общества и совершено виновно, запрещено уголовным законом. С другой стороны, составной частью уголовной противоправности является угроза наказанием, так как установление запрета в уголовном законе означает и установление наказания за его нарушение. Но речь идет, действительно, лишь об угрозе наказанием, поскольку фактическая наказуемость деяния, не будучи признаком преступления, не всегда реализуется. В российском уголовном праве существуют институты освобождения от уголовной ответственности и наказания, в связи с чем не каждое преступление оказывается реально наказанным”.

Сущность этого признака заключается в том, что он, являясь самостоятельным, выступает в качестве юридической формы отражения общественной опасности, то есть посредством формализованных способов и средств закрепляет в уголовном законе данный основополагающий признак преступления. Как бы ни было опасно какое-либо деяние, но если оно не предусмотрено уголовным законом на момент его совершения, оно не может быть признано преступлением. Верно и обратное утверждение: если предусмотренное УК РФ деяние не обладает общественной опасностью, то оно не может быть признано преступлением. Данный признак проявляется, исходя из особенностей уголовного законодательства, в том, что устанавливается запрет на совершение конкретных действий либо налагаются определенные обязательства на тех или иных лиц.

Признак противоправности преступления в советское уголовное право был включен не сразу. УК РСФСР 1922 г. признака противоправности не содержал. Отсутствовал этот признак и в УК 1926 г. Лишь Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., исключив аналогию, ввели признак уголовной противоправности в общее понятие преступления. При этом в общем юридическом понятии преступления на первое место был поставлен неправовой, социальный признак преступного деяния – общественная опасность и как важное дополнение к нему – противоправность. УК РСФСР 1960 г. повторил это определение понятия преступления в ст. 7. В ст: 14 УК РФ 1996 г. противоправность также следует за общественной опасностью: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

В уголовном праве общественную опасность рассматривают как материальную характеристику общественного свойства всякого преступления, а противоправность – как юридическое выражение этого свойства.

Взаимообусловленность общественной опасности и противоправности – определяющий фактор в понимании того, что считает законодатель преступным. Не может считаться преступлением общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом. Также не может считаться преступлением деяние, хотя формально подпадающее под признаки статьи УК, но в силу ряда обстоятельств лишенное общественно опасного характера. Согласно ч. 2 ст. 14 УК не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо вида преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Здесь налицо разрыв между признаком противоправности и признаком общественной опасности. Законодатель решает это противоречие в пользу неюридического признака (общественной опасности). В последние годы тезис о необходимости приоритета признака противоправности в определении понятия преступления выдвигается рядом ученых, так как это больше соответствовало бы правовому характеру государства, чем современное определение понятия преступления. Критическое отношение к признанию уголовной противоправности лишь формальным признаком преступления, отражающим общественную опасность, позволяет утверждать, что уголовная противоправность имеет свою собственную реальную основу. Деяние является уголовно противоправным потому, что оно посягает на правоотношения, охраняемые уголовным правом.

2.3 Преступление – деяние виновное и наказуемое

Вместе с тем, общественно опасное и противоправное деяние может быть признано преступлением только в том случае, если оно было совершено виновно, то есть осознанно. При невинном совершении деяния, независимо от наступивших последствий, содеянное не является преступлением. Виновным может быть признано только такое лицо, которое в силу своего возраста и психического состояния способно не только оценивать свое поведение, но и отдавать отчет своим поступкам, а также руководить ими. Поэтому не могут быть признаны преступлением деяния малолетних и невменяемых.

Указание в определении понятия преступления на виновность, как его необходимый признак, призвано лишний раз подтвердить, что вина субъекта является одним из главных и абсолютно необходимым элементом любого преступления — от самого тяжкого до самого незначительного. Ведь всякое право обращено только к людям, как к разумным и мыслящим существам. Оно предполагает сознательное поведение, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Начиная с 40-х годов в учебной литературе почти общепризнанным признаком преступления стала виновность. И, наконец, в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. этот признак получил законодательное закрепление. В ст. 14 УК сказано, что преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. В истории российского уголовного права виновность не включали в число признаков преступления. Многие криминалисты выступали против включения признака виновности в понятие преступления, так как деяние, совершенное без умысла и неосторожности, не бывает уголовно противоправным. Следовательно, признак виновности содержится в признаке уголовной противоправности.

Уголовная противоправность деяния предполагает определенное психическое отношение к нему со стороны лица, его совершившего. Право обращено к людям, обладающим сознанием и волей, и, следовательно, уголовно противоправное деяние (действие или бездействие) изначально включает психическое отношение к этому деянию в форме умысла и неосторожности.

Таким образом, если учесть, что противоправность предполагает запрет уголовным законом совершения деяний умышленных и неосторожных, то становится очевидным, что совершение деяний без умысла и неосторожности не может быть уголовно противоправным. Виновность характеризуется психическим отношением лица к запрещенным уголовным законом совершаемому деянию и его последствиям. Следовательно, виновность – необходимое свойство противоправности деяний, которые относятся к преступным, но это не самостоятельный признак преступления.

Все, что входит в пределы действия уголовного закона, является преступлением, а наказуемость – его необходимым свойством. Норма без санкции с угрозой наказания не может быть уголовно-правовой нормой. Исключение наказуемости из числа признаков преступления стирает грань между преступлением и непреступлением. Наказуемость как признак преступления нельзя отождествлять с наказанием за совершение конкретного преступления (от которого можно и освободить виновного). Наказуемость характеризует правовую норму, имеющую уголовно-правовую санкцию. Понимание наказуемо-уголовной противоправности свидетельствует о том, что оно является необходимым признаком преступления. Противоправность и наказуемость – одноплановые понятия, они соотносятся как часть и целое. Выделение наказуемости в качестве самостоятельного признака преступления может быть оправдано стремлением подчеркнуть, что лишь за уголовно противоправное деяние может быть назначено наказание, что преступление и наказание (два самостоятельных основных института уголовного права) взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Объявляя то или иное деяние в качестве преступления, законодатель устанавливает и соответствующие меры уголовного наказания за их совершение. Поэтому уголовная наказуемость является также обязательным признаком преступления. Данный признак также закрепляется в части 1 статьи 14 УК РФ. Уголовная наказуемость, следовательно, является признаком, отличающим преступление от иных правонарушений.

Если деяние не наказуемо, оно не может рассматриваться как преступление, наказуемость – необходимое свойство преступления. Норма без санкции с угрозой наказания не может быть уголовно-правовой нормой. Исключение наказуемости из числа признаков преступлений стирает грань между преступлением и непреступлением. За каждое преступление в санкциях статей Особенной части предусматривается наказание. Данным признаком преступления закон называет угрозу применения наказания за совершенное деяние. Наказуемость понимается именно как угроза наказания, а не как фактическое реальное применение наказания. Это означает, что не во всех случаях установленное законом наказание подлежит применению. Уголовный закон допускает возможность освобождения лица от уголовной ответственности и наказания, например, в случае деятельного раскаяния, примирения с потерпевшим. Поэтому признаком преступления следует считать угрозу наказания, а не наказанность деяния. Наказанность – это не признак преступления, а его последствие. Не наказанное преступление не перестает из — за этого быть преступлением.

Наличие этого признака в понятии преступления исключает возможность объективного вменения, т.е. привлечения к ответственности за невиновное причинение вреда, каким бы тяжким он ни был. Признак виновности красной нитью проходит через весь УК, начиная с установления принципа вины (ст. 5 УК) и заканчивая указанием на него в диспозициях конкретных норм Особенной части.

Таким образом, преступлением по уголовному законодательству Российской Федерации признается общественно опасное, противоправное, виновное и наказуемое деяние, запрещенное законом под угрозой наказания, совершаемое путем действия или бездействия.

Информация о работе «Понятие и признаки преступления» Раздел: Государство и право
Количество знаков с пробелами: 55918
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

21050 0 1

… задуманную тобой кражу только ради страха, то ты все-таки совершил ее своим помыслом». Рассмотрим подробнее понятие и признаки, присущие преступлениям, а также их классификацию. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. В настоящее время понятие преступления дано в ст. 7 УК Республики Беларусь. В соответствии с законом преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие …

51823 0 0

… , характеризующие личность, и т. п. Существуют и технические правила, которые определяют степень и характер санкции. 2.3 Противоправность деяния Противоправность – это еще один из немаловажных признаков преступления, неразрывнный связанный с общественной опасностью. Он означает, что такое деяние противозаконно, то есть уголовный закон рассматривает его как преступное. Согласно УК …

21405 0 0

… означает, что при причинении такого вреда содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. Часть 2 ст. 17 УК устанавливает, что совокупностью признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений предусмотренных двумя или более статьями. Так, насилие при изнасиловании (ст. 131) может быть связано с причинением вреда здоровью средней тяжести, однако умышленное …

25033 0 0

… , место, способ, обстановку, орудие и средства совершения преступления. Такое подразделение признаков состава на обязательные и факультативные возможно только при анализе общего понятия преступления. В конкретном же составе преступления нет необходимых, т.е. обязательных и факультативных признаков, здесь все признаки необходимы. Нужно также иметь в виду, что признаки состава преступления нельзя …

Содержание противоправности. В содержание признака противоправности входит: а) указание на все фактические, т.е. предметно проявляющиеся, признаки деяния, которые так или иначе соотносятся с мерами уголовно-правового воздействия, и б) нормативно-правовая оценка или характеристика этих имеющих предметную, фактическую основу признаков, указание на отсутствующие признаки, которые могли бы изменить правовую оценку фактов и устранить противоречие данного деяния действующему правовому порядку. Проблема состоит в том, что противоправность очень часто неполно описывается в тексте уголовного закона, ее содержание переносится в нормы иных отраслей права. Она не всегда получает необходимую и достаточную нормативную конкретизацию. По единодушному мнению требования к содержанию противоправности легально устанавливались в Общей части уголовного права, в предшествующие периоды статьей 3 УК РСФСР, сейчас статьей 14 УК РФ, где речь идет о виновно совершенном общественно опасном деянии, запрещенном настоящим Кодексом под угрозой наказания, и статьей 8 УК РФ, в которой определяется, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, в частности, что чрезвычайно важно, статьей 1 УК РФ, которая, устанавливая состав уголовного законодательства, указывает, что УК РФ основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права.

При этом следует еще раз подчеркнуть, что противоправность в структуре преступления в соответствии с действующим законом должна пониматься как специфический признак деяния, который содержит в себе запрет и только в совокупности с другими признаками определяет данное деяние как преступление.

Предметное содержание противоправности. Противоправность охватывает только деяние. Угроза наказания может быть включена в этот признак, но имеет иное значение. В противном случае следовало бы признать бессмысленным выделение в ст. 14 УК РФ иных, кроме противоправности, признаков, в частности, общественной опасности. Практически и теоретически признается, что противоправность описывается с помощью конструкции состава преступления или, точнее, состава деяния. Однако нужно иметь в виду, что состав деяния отражает признаки, установленные уголовным законом. Противоправность своим содержанием определяет, какие именно признаки деяния должны быть уголовным законом установлены с тем, чтобы соответствующий уголовно-правовой запрет был конституционным, а собственно уголовно-правовая оценка была полной. Это означает, что доктринальное понимание состава деяния, запрещенного уголовным законом, определяется пониманием противоправности.

Нормативно-правовое содержание признака противоправности. Можно полагать, что нормативно-правовое содержание охватывает и состояние запрещенности деяния, и оценку полноты и определенности его описания.

Состояние запрещенности как проявление самостоятельного, т.е. имеющего собственный юридический смысл и регулятивный потенциал, признака противоправности по ст. 14 УК РФ означает, что данное деяние, и притом именно деяние как некоторый предметный феномен, еще до его совершения запрещено уголовным законом, а по ст. 1 УК РФ — до запрета уголовным законом Конституцией РФ и некоторыми общепризнанными нормами и принципами международного права <1>.

Вопрос о запрещенности или признаке противоправности как запрещенности с давних пор смешивается с проблемой объекта преступления и связанных с этим понятий «уголовно-правовое регулирование» и собственно «нарушение». Иногда пишут, что деяние является уголовно-противоправным потому, что оно посягает на правоотношения, охраняемые уголовным правом. Это очень неточно. Отношения оказываются уголовно-правовыми, потому что на них посягает уголовно-противоправное деяние.

На правоотношения, всегда избирательно охраняемые уголовным правом, может посягать и административное правонарушение. Деяние является общепротивоправным, когда оно запрещено, и оказывается «уголовно противоправным», когда оно на конституционной основе запрещено уголовным законом.

Здесь можно несколько отвлечься от собственно содержания противоправности преступления. С рассуждениями о противоправности иногда связывается спор о соотношении охранительной и регулятивной функций уголовного закона и права. В основе такого подхода лежит ряд неточных, абсолютно избыточных и фактически игнорируемых в структуре уголовно-правовой науки и практики рассуждений. Неважно, охраняет уголовное право или регулирует социальный порядок, поскольку всегда можно сказать, что оно охраняет, регулируя, или, регулируя, охраняет. Столь же маловажно, что нарушает преступление — норму или норму в бытии. В данном случае существенно, что поступок, деяние, действие или бездействие позитивно запрещены, и это отражено в законе. Данный факт существует независимо от того, совершилось посягательство или нет. Именно этим определяется предмет и значение противоправности.

Страницы: 1 2 3 4 5

Противоправность — второй признак преступления, неразрывно связанный с общественной опасностью. Он означает, что такое деяние противозаконно, то есть уголовный закон рассматривает его как преступное. Согласно УК преступлением признается только такое деяние, которое предусмотрено уголовным законом. Лицо, совершившее преступление, нарушает содержащееся в норме закона запрещение подобного поведения. Применительно к уголовному праву речь идет об уголовно-правовой противоправности. Противоправны и другие правонарушения (например, административные), но они предусмотрены не уголовным законом.

Противоправность является юридическим выражением общественной опасности деяния. Как не может быть преступного деяния, не причиняющего существенного вреда, так не может быть преступным деяние, которое не является противоправным. Для признания деяния преступным необходимо, чтобы оно было обязательно предусмотрено уголовным законом.

В статье 3 УК подчеркивается, что «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» и «Применение уголовного закона по аналогии не допускается». В статье 8 говорится, что «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В статье 9 Уголовного кодекса указывается, что преступность и наказуемость определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Таким образом, в Российской Федерации никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и осужден, если совершенное им деяние не противоправно, если оно непосредственно не предусмотрено уголовным законом. Хотя общественная опасность и противоправность два обязательных взаимосвязанных признака преступления, тем не менее, для признания преступлением решающее значение имеет общественная опасность. Именно общественная опасность является основанием для признания деяния преступным.

Для правильного понимания соотношения указанных двух признаков преступления важное значение имеет положение, закрепленное в части 2 статьи 14 УК. Здесь сказано: «Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству». В таких случаях налицо формальный признак — противоправность, но нет характерного для преступления признака — существенного вреда охраняемым уголовным законом объектам.

Следовательно, одно лишь внешнее формальное соответствие совершенного деяния признакам конкретного преступления не позволяет считать его таковым, если оно не представляет такой степени опасности, которая присуща преступлению (существенный вред). При наличии таких случаев уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению.

Закон не раскрывает понятие малозначительности, и выяснение его необходимо производить применительно к каждому конкретному случаю, подвергая рассмотрению, оценке все обстоятельства дела. Они должны показать, что таким деянием не был причинен существенный вред. Нельзя при этом не учитывать содержание и направленность умысла. Поэтому если умысел был направлен на убийство, но по независящим от лица причинам не было нанесено даже ранения потерпевшему, то такое деяние не может рассматриваться как малозначительное, поскольку была серьезная угроза жизни человека. В понимании противоправности преступления в уголовном праве отразились две тенденции.

Первая тенденция выразилась в отказе этого признака, что обусловило «правотворчество” революционных трибуналов и беззаконие. Так, УК РСФСР, принятый в 1926 году, устанавливал, что преступлением может быть признано любое общественное опасное деяние, даже не предусмотренное законом. И если было совершено такое деяние, суд мог признать его преступлением и применить к виновному по аналогии статью о наиболее сходном с ним преступлением. Теоретическое обоснование этой деятельности трибуналов выражалось в общественной опасности преступления в его классовом содержании. Признание общественной опасности основным признаком преступления привело к отказу от противоправности, к забвению принципа nullum crimen sine lege.

Вторая тенденция проявилась в признании признака противоправности и в соответствии его составу, который, по существу предполагал реальное проявление принципа nullum crimen sine lege.

Казалось бы, эти две тенденции несовместимы, так как одна ведет к отрицанию, а другая к утверждению признака противоправности. И, тем не менее, такой подход к пониманию понятия преступления сохраняется в уголовном законодательстве, в полной мере он был отражен в ст. 14 УК РФ. Противоправность связана с общественной опасностью, но они не всегда совпадают, так как социальная обстановка иногда меняется быстрее, чем уголовный закон. Поэтому возникают ситуации, когда в реальной жизни появились новые опасные поступки, но законодатель еще не предусмотрел ответственность за них, и наоборот — закон опаздывает в отмене ответственности за деяния, которые перестают быть опасными. Но в каждый данный момент преступлением признается только то, что прямо указано в законе.

Общественно опасное деяние — это общественно опасное, противоправное, осознан­ное, волевое, сложное по характеру действие или бездействие, нарушившее или создавшее реальную угрозу нарушения общественных отношений, взятых под охрану Уголовным кодексом.

Общественная опасность как признак деяния раскрывает его социальную сущность, характеризует способность причинять су­щественный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона, объясняет, почему из всего мно­жества деяний только небольшая их часть находится в сфере уго­ловно-правового регулирования. В статьях Особенной части УК РФ, как правило, описываются признаки, характеризующие общественную опасность деяния, при этом отсутствие како­го-либо из них влечет отсутствие деяния как уголовно-правово­го явления. Кроме того, в Общей части УК РФ предусмотрены нормы, которые исключают общественную опасность деяния при его формальном совпадении с деянием, предусмотренным Особенной частью УК РФ (например, ч. 2 ст. 14, ст. 37, 38, 39 УК РФ), и т. п.

Противоправность, или уголовная противозаконность(юридическая характеристика), как признак деяния означает, что действие или бездействие должно быть прямо запрещено нормой Особенной части Уголовного ко­декса.

Общественную опасность и противоправность деяния нельзя рассматривать изолированно друг от друга, они выступают в единстве, содержат в себе социальную и юридическую характе­ристики рассматриваемого признака состава преступления.

Деяние может признаваться признаком объективной стороны только в том случае, если оно совершается осознанно. Это значит, что сознанием лица, совершающего конкретное деяние, охваты­валось его фактический характер и содержание общественной опасности содеянного. Осознание фактического характера дея­ния предполагает, что лицо представляет содержание деяния, а также обстоятельства времени и места, способа, орудия, средст­ва и обстановки совершения действия или бездействия, имеет по­нимание, хотя бы в общих чертах, развития причинно-следствен­ной зависимости. Отражение указанных обстоятельств в сознании лица дает возможность определить социальную направленность деяния, т.е. его социальное значение. Следовательно, осознание лицом общественной опасности означает адекватное восприятие направленности деяния на те социальные ценности, которые по­ставлены под охрану уголовного закона.

Осознание общественной опасности деяния нельзя отождест­влять с осознанием его противоправности. Незнание закона не исключает уголовную ответственность. Однако надо иметь в виду, что в некоторых случаях осознание противоправности деяния за­конодателем предполагается, например, при указании на заведо­мую его незаконность.

Общественно опасное деяние как признак объективной сто­роны преступления должно быть не только осознанным, но и вы­ражать волю человека, т. е. быть волевым. Поступки лица, не спо­собного проявить свою волю, не образуют деяния в уголов­но-правовом смысле. Например, поведение невменяемого не рассматривается в качестве уголовно-правового деяния, даже ес­ли причинен существенный вред.

Лицо, лишенное возможности проявить свою волю в силу ка­ких-то объективных обстоятельств, в уголовно-правовом смысле не может признаваться ни действующим, ни бездействующим субъектом. В этом случае воля поражается не болезненным со­стоянием психики, а объективными факторами: непреодолимой силой, психическим и физическим принуждением.

Непреодолимая сила — это наличие чрезвычайного и непредот­вратимого при данных условиях события, вызванного силами природы или иными объективными факторами, а также воздейст­вием иных лиц, при котором человек лишается возможности дей­ствовать в соответствии со своим сознанием и волей (например, наводнение, землетрясение, иное стихийное бедствие, боевые действия, состояние войны, болезнь, лишение возможности дей­ствовать и т. п.).

Однако надо иметь в виду, что в тех случаях, когда препятст­вия были преодолимы, но для этого требовалось рисковать важ­ными интересами, может быть и жизнью, наличие уголовно-пра­вового деяния определяется по правилам крайней необходимости с учетом характера и степени риска, возможного вреда и т. д.

Физическое принуждение представляет собой физическое воз­действие на человека (избиение, пытки, истязание, причинение вреда здоровью) с целью заставить его совершить общественно опасное действие или, наоборот, — отказаться от совершения определенного действия. В соответствии с ч. 1 ст. 40 УК РФ не явля­ется преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить свои­ми действиями (бездействием). Физическое принуждение не ис­ключает признания совершенного деяния признаком объектив­ной стороны преступления при наличии одного из двух обстоятельств:

1. предпринятым принуждением воля лица не была подавлена и у него сохранялась фактическая возможность посту­пать по своему усмотрению;

2. совершено преступление против личности (например, посягательство на жизнь).

В этом случае примененное к лицу насилие учитывается при назначении нака­зания как смягчающее обстоятельство (п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Психическое принуждение представляет собой информацион­ное воздействие на лицо (угроза, шантаж) с целью заставить чело­века совершить какое-либо общественно опасное действие либо воздержаться от совершения действия, которое лицо должно бы­ло выполнить в силу занимаемой должности или по иным основа­ниям. Оно, как правило, не лишает лицо свободы выбора поведе­ния. Однако в тех случаях, когда психическое принуждение выра­жается в угрозе, которая может быть немедленно реализована, признание деяния признаком объективной стороны преступле­ния осуществляется по правилам крайней необходимости, ис­ключающей уголовную ответственность. Например, передача фармацевтом под угрозой убийством лицу наркотического сред­ства исключает признание совершенного деяния преступным. Лицо в данном случае действовало в состоянии крайней необхо­димости.

При психическом принуждении, затрудняющем выбор пове­дения, но не парализующим волю лица, совершенное деяние не исключает уголовной ответственности. В этом случае указанное воздействие в соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ признается смягчающим наказание обстоятельством.

Общественно опасное деяние носит сложный характер. Как известно, физическое свойство уголовно-правового деяния, как и всякого человеческого поведения, определяемого сознанием и волей, выражается в совершении одного или нескольких одно­родных или разнородных движений (актов). Однако деяние нель­зя сводить к простому телодвижению, лишенному социального смысла. От обычного телодвижения оно отличается не только тем, что является осознанным и волевым актом поведения человека, но и тем, что имеет сложный характер, включающий в себя ряд телодвижений. Так, при краже деяние охватывает целый ком­плекс движений, который образует в конечном счете деяние, пре­дусмотренное ст. 158 УК РФ.

Общественно опасное деяние носит сложный характер. Как известно, физическое свойство уголовно-правового деяния, как и всякого человеческого поведения, определяемого сознанием и волей, выражается в совершении одного или нескольких одно­родных или разнородных движений (актов). Однако деяние нель­зя сводить к простому телодвижению, лишенному социального смысла. От обычного телодвижения оно отличается не только тем, что является осознанным и волевым актом поведения человека, но и тем, что имеет сложный характер, включающий в себя ряд телодвижений. Так, при краже деяние охватывает целый ком­плекс движений, который образует в конечном счете деяние, пре­дусмотренное ст. 158 УК РФ.

В некоторых случаях в диспозиции уголовно-правовой нормы содержится указание на целый ряд актов человеческого поведе­ния, которые в совокупности характеризуют одно общественно опасное деяние. Например, собирание или распространение све­дений о частной жизни лица (ст. 137 УК РФ); совершение финан­совых операций и других сделок (ст. 174 УК РФ); получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налого­вую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ) и др. Истязание пред­полагает систематическое нанесение побоев (ст. 117 УК РФ).

Иногда законодатель при описании деяния применяет термин «деятельность». Например, в ст. 171 УК РФ говорится об осуще­ствлении предпринимательской деятельности, в ст. 172 УК РФ — о незаконной банковской деятельности и т. д. В этом случае име­ет место совершение ряда целенаправленных действий.

Общественно опасное деяние имеет две формы проявления:

1. преступное действие;

2. преступное бездейст­вие.

Первая форма характеризуется активным поведением лица, вторая — пассивным. При этом обе формы сохраняют признаки, которыми характеризуется деяние в целом.
В теории уголовного права и судебной практике выделяется так называемое посредственное исполнение преступления. В этом случае используемые животные или люди выступают в роли ору­дия осуществления преступной воли виновного. Подобная ситуа­ция складывается тогда, когда в целях причинения вреда исполь­зуются лица, не являющиеся субъектом преступления (не достиг­шие возраста уголовной ответственности или невменяемые), либо лица, не осознающие факта совершения общественно опас­ного деяния, в связи с их обманом, а также домашние или дикие животные. Например, малолетнему предлагается выстрелить в жертву, невменяемого подговаривают совершить поджог, соба­ка натравливается на потерпевшего и т. п. В этих случаях ответст­венность за совершенное преступление несет то лицо, которое обусловило действия других лиц и использовало их или животных в качестве орудия посягательства.

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *