Статья 434. Форма договора

1. Договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.

2. Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Электронным документом, передаваемым по каналам связи, признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

3. Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 настоящего Кодекса.

4. В случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон, договор в письменной форме может быть заключен только путем составления одного документа, подписанного сторонами договора.

(Пункт дополнительно включен с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ)

Принимает ли во внимание суд электронную переписку?

При решении вопрос о том, был ли заключен договор или он заключен не был, суды исследуют в том числе и электронную переписку между контрагентами, принимая в качестве доказательств не только документы, заверенные электронной подписью, но и электронную переписку, если между сторонами существует соглашение по данному условию,

Если же договоренность нигде не зафиксирована, то суды вправе не принимать к рассмотрению в качестве доказательств электронные документы. Впрочем, такое разъяснение было дано ВАС России довольно давно, еще в 1994 году, так что в настоящее время суды все чаще этим правом не пользуются. К примеру, суды принимают в качестве доказательств совокупность переданных по электронной почте документов, имеющих подпись и печать, а также конклюдентные действия (оплата счета, фактическое выполнение работ), но в любом случае должны быть доказательства того, что направленные по электронной почте документы исходят именно от сторон договора (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Фактические договорные отношения

Обязательства могут возникнуть не только из договора или вследствие причинения вреда, но и из иных оснований, указанных в ГК РФ (подп. 8 п. 1 ст. 8, п. 2 ст. 307 ГК РФ), и фактические договорные отношения — это как раз и есть основание для возникновения обязательств.

Ставить вопрос о незаключенности договора по мотиву несогласованности существенных условий можно лишь до начала исполнения, поскольку несогласованность влечет за собой невозможность исполнения. Фактически исполненный договор нельзя признать незаключенным.

Предмет договора и определяется как раз для того, чтобы в отношениях не было неопределенности, а если договор исполняется, то неопределенность отсутствует (см., например, постановление Президиума ВАС России от 08.02.11 № 13970/10).

Одобрение договора или начало исполнения договора, а также встречное исполнение может свидетельствовать о наличии фактических договорных отношений. Начало исполнения договора подтверждают, в частности подписание:

  • актов приемки-передачи;
  • отгрузочных документов;
  • доверенностей на получение товара;
  • платежных документов и проч.

Применительно к аренде: если в договоре четко не обозначена арендуемая вещь, но фактически она была передана арендатору, и спора об исполнении обязанности по передаче объекта не возникало, то нет оснований для того чтобы оспаривать этот договор по мотиву неопределенности объекта аренды (п. 15 постановления Пленума ВАС России от 17.11.11 № 73).

Применительно к подряду: если до приемки результатов работ не возникало споров по поводу отсутствия в нем существенных условий, то есть все основания полагать, что между сторонами сложились фактические договорные отношения.

Неосновательное обогащение

В то же время исполнение сторонами обязательств при отсутствии фактических договорных отношений влечет за собой возникновение между сторонами обязательств вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ).

Даже если исполнение второй стороной не предоставлено и суд признает договор незаключенным, то это вовсе не означает, что стоимость товара (выполненных работ, оказанных услуг) взыскать нельзя.

Можно, если подать иск о взыскании неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ). Если имущество получено вне законного или договорного основания, если налицо сам факт и определен размер обогащения, то суд, скорее всего, удовлетворит заявленное требование.

Когда же исполнение производится обеими сторонами, то обогащение, как правило, отсутствует.

ГК РФ содержит перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату (ст. 1109 ГК РФ):

  • имущество передано до наступления срока исполнения обязательства, если договором не предусмотрено иное;
  • имущество передано во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
  • денежные суммы и иное имущество предоставлено во исполнение несуществующего обязательства (однако приобретатель должен доказать, что лицо, требующее возврата, знало об отсутствии обязательства);
  • обогащением является зарплата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию (при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки).

Комментарий к статье 434 ГК РФ

1. Форма договора — это объективное выражение договора как юридического факта. Согласно п. 1 комментируемой статьи гражданско-правовой договор по общему правилу может быть заключен в любой форме, предусмотренной для сделок. Соответственно, договор может быть выражен в вербальной форме (устной, простой письменной, квалифицированной письменной), в форме совершения действий и в форме молчания.

Указанное общее правило, предоставляющее участникам оборота свободу выбора формы договора, может быть ограничено, во-первых, законом. Так, нормы Особенной части гражданского права, регулирующие отдельные виды договоров, предъявляют императивные требования к их форме (см., например, ст. ст. 550, 560, 574, 584, 609, 633, 643 ГК). Во-вторых, более строгие по сравнению с установленными законом требования к форме договора могут быть предъявлены самими участниками оборота, если они об этом заранее договорятся. В законе отсутствуют требования к форме соглашения сторон о форме будущего договора, в связи с чем следует руководствоваться общими требованиями, которые предъявляются к форме сделок (ст. ст. 158 — 163 ГК).

Что касается последствий несоблюдения установленной законом либо соглашением сторон формы договора, то, поскольку нормы общей части ГК о договорах каких-либо специальных правил на этот счет не содержат, применению подлежат соответствующие специальные нормы Особенной части гражданского права, а в случае их отсутствия — общие нормы о последствиях несоблюдения формы сделки (ст. ст. 162, 165 ГК).

2. Пункты 2 и 3 комментируемой статьи посвящены одной из наиболее распространенных форм гражданско-правового договора — простой письменной форме. Закон выделяет три разновидности простой письменной формы договора.

Во-первых, простая письменная форма имеет место, если соглашение сторон по всем существенным условиям выражено в подписанном ими едином документе. Исходя из данной нормы печать или штамп стороны договора — юридического лица не является обязательным признаком рассматриваемой формы. Подписи лиц, имеющих надлежащие полномочия, являются достаточными условиями возникновения простой письменной формы договора.

Во-вторых, простая письменная форма имеет место, если соглашение сторон выражено в односторонних документах-письмах, которыми они обменялись посредством технической связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Пункт 2 комментируемой статьи содержит примерный перечень средств технической связи, в котором среди прочих указывается и электронная связь. Исходя из п. п. 3, 4 ст. 11 Закона об информации, а также ст. 4 Закона об электронной подписи, обмен электронными сообщениями, в том числе посредством электронной почты, может рассматриваться как простая письменная форма договора лишь при условии, что письма подписаны электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи. При отсутствии в сообщениях электронной цифровой подписи или иного аналога собственноручной подписи простой письменной формы нет. Однако в случае возникновения спорной ситуации отправленные сторонами электронные сообщения в силу п. 1 ст. 162 ГК могут быть использованы в качестве доказательства заключения договора и его условий.

В результате буквального толкования рассматриваемой нормы можно прийти к выводу, что обмен сторон письмами посредством вручения документов, в которых выражено намерение каждой из них на заключение договора, не приводит к возникновению простой письменной формы договора, поскольку для обмена не используются специальные технические средства связи. Представляется, что в данном случае действительный смысл нормы шире ее буквального содержания: простой письменной формой договора следует также считать наличие двух односторонних документов, которыми стороны обменялись путем простого вручения.

Наконец, в-третьих, простая письменная форма имеет место, если сторона, получившая письменное предложение о заключении договора, совершила действия по выполнению условий, в нем содержащихся (см. коммент. к п. 3 ст. 438 ГК). В данном случае налицо законодательно установленная юридическая фикция, поскольку объективно имеет место не простая письменная форма договора, а сочетание простой письменной формы и формы совершения действий. Однако в целях простоты и быстроты оборота законодатель приравнял данную форму выражения соглашения сторон к простой письменной.

Виды простой письменной формы договора закреплены в п. п. 2 и 3 комментируемой статьи императивно и исчерпывающим образом, вследствие чего они не могут быть дополнены соглашением сторон.

По общему правилу, письменная форма сделки считается соблюденной при составлении и подписании партнерами документа, в котором четко зафиксированы все существенные условия, на которых контрагенты согласны работать (ст. 160 ГК РФ). При этом подпись каждого из них – это своего рода «собственноручное» подтверждение представителя фирмы о готовности исполнять обязательства, зафиксированные в контракте. Поэтому, когда речь заходит о соглашении, которое не подписала хотя бы одна из его сторон (а уже если обе – то тем более!), сразу напрашивается вывод – соглашение по условиям сделки не достигнуто, соответственно – оно не заключено, соответственно – ни у одного из контрагентов нет обязанности выполнять то, что в нем оговорено.

«Отсутствие подписи является нарушением письменной формы сделки, – признает московский адвокат Сергей Воронин. – При этом, согласно пункту 1 статьи 162 ГК РФ, такое несоблюдение не лишает ее участников права приводить письменные и другие подтверждения того, что их договоренность – жизнеспособна (конечно, за исключением случаев, специального оговоренных в законе)». Иными словами, если у участников некорректно оформленной сделки, помимо неподписанного контракта, имеются другие документы, из которых видно, что стороны были четко намерены выполнять договоренность или уже частично ее выполнили, это вполне может означать действительность соглашения. Это – что касается теории. Теперь самое время разобраться, как данные законодательные установки работают на практике и выглядят в глазах арбитражных судей.

Не словом, а делом

Итак, сразу следует отметить, что если хотя бы одна из сторон начала исполнение обязательств, закрепленных в неподписанном договоре, а другая приняла это исполнение, то это будет свидетельствовать о наличии общей воли сторон на возникновение гражданских прав и обязанностей. Просто в данном случае правоотношение считается возникшим путем совершения конклюдентных действий. В качестве примера здесь можно привести следующую ситуацию: одно предприятие поставляло компаньону товар на основании накладных. Но когда дело дошло до необходимости оплатить продукцию, получатель заявил, что, поскольку подписанного договора на поставку нет, то и денег он перечислять не намерен. Но арбитры, к которым обратился поставщик, однозначно отметили, что такая позиция в корне неверна. Ведь факт поставки подтверждается товарными накладными, доказательств надлежащего исполнения обязательства по оплате поставленной продукции. А в пункте 1 статьи 486 ГК РФ указано, что обязанность оплаты «привязана» к моменту передачи товара (который и подтверждается накладной), а не подписанию договора как единого документа. Арбитры указали, что покупатель обязан не только перечислить деньги, но и уплатить проценты за пользование чужими средствами (постановление ФАС Уральского округа от 09.02.2012 г. № Ф09-357/12).

А сейчас хотелось бы внести небольшое уточнение. Очень часто партнеры инициируют оформление договора, но если оно по какой-то причине затягивается, они «бросают» его в «неподписанном виде» и один из компаньонов начинает работу. В то же время другой контрагент при этом молчаливо, без каких либо уведомлений и сообщений о своей «неготовности» к сделке, принимает этот факт. А уже через какое-то время возвращаются к контракту и ставят свои подписи. Так вот, в такой ситуации бездоговорной период работы не обесценивается, а оплачивается, при предъявлении подписанных накладных или актов приема-передачи, в таком же обязательном порядке, как и договорной (постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.12.2014 г. по делу № А52-727/2014).

Бездоговорной период работы не обесценивается, а оплачивается, при предъявлении подписанных накладных или актов приема-передачи, в таком же обязательном порядке, как и договорной.

Примерно так же будут обстоять дела, если обнаружится, что договор подписан, но автограф поставит сотрудник или контрагент, не имеющий на это права. Ведь, юридически, такая подпись перестает существовать. В этом случае главный критерий, по которому судьи определяют, можно ли не подписанный по правилам договор признать заключенным, – такой же, как и в ситуации с вообще неподписанным соглашением. Например, если арбитры убедятся, что одна фирма оказала услуги, а другая осталась ими довольна и вовремя все оплатила, но, при этом, договор с одной стороны был подписан неуполномоченным на то лицом, то они, скорее всего, сочтут, что, совершив оплату счета, заказчик выразил свое согласие заключить договор (п. 3 ст. 483 ГК РФ), и признают контракт подписанным (постановление ФАС Уральского округа от 11.07.2006 г. № Ф09-5934/06).

А вот если спор по поводу не подписанного вовсе или заверенного неуполномоченным на то работником договора затевают не контрагенты, а налоговики, пытающиеся не учесть произведенные по таким документам расходы, то тут у арбитров нет единой точки зрения (даже не смотря на мнение «высших» судей, выраженное в ПП ВАС РФ от 08.06.2010 г. № 17684/09). Одни служители Фемиды соглашаются с ревизорами и указывают, что недостоверность первичных документов не может подтверждать расходов (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 14.06.2013 г. по делу № А32-26716/2010, ФАС Волго-Вятского округа от 04.02.2013 г. по делу № А79-5680/2012). Другие же, наоборот, выражают солидарность с «высшими» коллегами и ратуют за то, что недостоверные сведения в первичных документах не влияют на деятельность организации и на понесенные затраты, соответственно, такие траты должны учитываться в составе расходов (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 04.04.2013 г. № А27-8815/2012, ФАС Московского округа от 19.04.2013 г. № А41-1669/12, ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2011 г. № А82-8294/2008).

С другой стороны, возвращусь к корпоративным спорам, если компания не сможет предъявить судьям документальных свидетельств того, что и она, и контрагент действительно желали совершения сделки, согласовали все ее существенные условия и приступили к исполнению, то неподписанное соглашение, вероятнее всего, будет признано незаключенным. В качестве примера можно рассмотреть спор, возникший между двумя бизнесменами по поводу приобретения акций. В договоре купли-продажи ценных бумаг отсутствовала подпись покупателя. Соответственно, напрашивался вывод о недостижении сторонами соглашения по существенным условиям договора, и, как следствие, о незаключенности соглашения. Однако продавец попыталась исправить положение и в надежде подтвердить факт купли-продажи акций, предъявила суду подписанные передаточные распоряжения. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что в этих документах нет ни слова о проблемном договоре. Поэтому судьи решили, что оснований считать контракт заключенным нет (постановление апелляционной инстанции от 23.10.2003 г. Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-9669/03, постановление ФАС Уральского округа от 05.01.2004 г. по делу № Ф09-3871/03-ГК № А60-9669/03).

Приложения и соглашения

Впрочем, вопросы и недоверие может вызвать не только неподписанный договор, но и документы, считающиеся его неотъемлемыми приложениями или сопровождающие его оформление. Например, довольно часто конфликты возникают из-за отсутствия подписи на дополнительных соглашениях, в которых уточняется или корректируется важное для сторон условие. И тогда жизнеспособность таких «недоподписанных» бумаг тоже приходится доказывать с помощью сопутствующей документации.

Планируя подрядные работы, компании подписали соответствующий договор, а позже составили дополнение к нему. При этом в последнем документе в связи с увеличением объема услуг и цена была скорректирована в большую сторону. Однако к началу работ допсоглашение так и осталось без виз. В процессе исполнитель передавал заказчику путевые листы строительной машины формы № ЭСМ-2, где стоимость была рассчитана исходя из цифр, указанных в неподписанном допсоглашении. все документы были подписаны прорабом фирмы-заказчика. Когда же дело дошло до оплаты, последний, получив акты выполненных работ, оформленных на основании завизированных путевых листов, отказался перечислять деньги, что, в конце концов, привело бывших компаньонов в суд. Изучив все предоставленные сторонами документы, арбитры решили, что несколько безоговорочно подписанных путевых листов – вполне достаточное доказательство того, что заказчик согласился с получением услуг, стоимость которых была именно такой, как указывалось в неподписанном допсоглашении. А раз и работы были исполнены (см. ч. 3 ст. 438 ГК РФ), и согласие с их ценой продемонстрировано, то оплату производить – необходимо (решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11.11. 2011 г. по делу № А75-5871/2011, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 г. по делу № А75-5871/2011).

Довольно часто конфликты возникают из-за отсутствия подписи на дополнительных соглашениях, в которых уточняется или корректируется важное для сторон условие. И тогда жизнеспособность таких «недоподписанных» бумаг тоже приходится доказывать с помощью сопутствующей документации.

Теперь несколько слов о неподписанных протоколах разногласий. Скажу сразу – это, по истине, бич для невнимательных контрагентов. Потому что, к сожалению, многие из них уверены, что раз компаньон подписал основной договор и они оба начали исполнять его условия, то при получении им протокола разногласий и безмолвном и беспретнезионном продолжении работы протокол разногласий должен считаться принятым (не смотря на то, что он остался неподписанным). Однако арбитражная практика говорит об обратном. Например, екатеринбургскими судьям некоторое время назад пришлось рассматривать следующий спор. Между истцом и ответчиком был подписан договор о предоставлении услуг по организации торговли. При этом истцом в адрес ответчика был направлен протокол разногласий к этому договору, который ответчиком подписан не был. Таким образом, на направленную истцом оферту – протокол разногласий, от ответчика акцепта – принятия предложения подписать данный протокол не поступило. И когда рассерженный исполнитель решил взыскать недостающую, по его мнению, оплату через суд, арбитры пояснили, что протокол разногласий, нарушение обязательств по которому выступает основанием иска, между истцом и ответчиком не был заключен, в связи с чем он не может порождать для сторон никаких прав и обязанностей (постановление ФАС Уральского округа от 26.10.2005 г. № Ф09-3540/05, аналогичное решение – определение ВАС РФ от 21.12.2007 г. № 17037/07).

В другом споре, также возникшем из-за отсутствия подписей в протоколе разногласий, «камнем преткновения» стало условие, согласно которому заказчик при просрочке оплаты должен был по требованию исполнителя начислить проценты за пользование чужими средствами. И снова, как и в только что рассмотренном споре, истцу не удалось предъявить судьям ни одного документа, который бы свидетельствовал о том, что ответчик-заказчик согласился на такие нововведения. И даже не смотря на то, что последний молча начал исполнять договор до подписания протоколов разногласий, судьи сделали вывод о несогласованности условия об ответственности за просрочку оплаты. И указали, что взимать проценты будет законно только в период после того, как злополучный протокол был подписан обеими сторонами сделки (ПП ВАС РФ от 15.03.2002 г. № 6341/01).

Картина… карандашом

«Чтобы подпись под договором была признана существующей, оказывается, она должна не просто существовать как факт и быть выполненной лицом, имеющим на этом право, – делится сотрудница юридической консультации Юлия Ильиных. – Необходимо, чтобы ее саму или те условия, о согласовании которых она свидетельствует, нельзя было изменить. Вернее – исправить. Именно так я пояснила двум представителям компаний, по каким-то неизвестным мотивам составившим договор оказания консультационных услуг простым (правда, довольно ярким) карандашом! При этом авторы контракта настаивали, что карандаш невозможно стереть полностью, т.е. так, чтобы абсолютно не осталось следов подчистки. Однако, на мой взгляд, договор с «карандашными» автографами нельзя признать заключенным (впрочем, ни положительную, ни отрицательную арбитражную практику по данному вопросу мне найти не удалось). Ведь для заключения соглашения необходимо выражение согласованной воли сторон по всем его существенным условиям (п. 3 ст. 154 и п. 1 ст. 432 ГК РФ). А если в документ в любое время могут быть внесены несанкционированные изменения при помощи того же карандаша с ластиком, то понять, какие условия были согласованы изначально и под чем именно подписывалась каждая из сторон, невозможно».

Анна Мишина, для журнала «Расчет»

Помогайте вашему бизнесу развиваться

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в прессе для бухгалтеров и управленцев. Выберите из нашего каталога >>

Требование к оферте и акцепту

В условиях временного цейтнота часто о важных моментах сделки договариваются устно и сразу переходят к исполнению. К примеру, по результатам телефонных переговоров поставщик:

  • сразу производит поставку ИЛИ
  • выставляет счет на оплату.

Если поставка произведена сразу, то многое будет зависеть от принятия или непринятия товара. Если покупатель не принял товар, то в отсутствие каких бы то ни было документов (хотя бы проекта договора или, что предпочтительнее, оплаченного счета) суд сочтет договор незаключенным.

Если же счет был выставлен и оплачен, то у суда будут основания полагать, что оплата счета — это принятие направленной оферты, т. е. совершение действий, свидетельствующих о заключении договора (п. 1 ст. 433 ГК РФ, п. 3 ст. 434, ст. 438 ГК РФ).

По общему правилу, оферта должна быть составлена в письменной форме, подписана уполномоченным лицом и содержать:

  • предложение, которое достаточно определенно выражает намерение лица заключить договор;
  • существенные условия договора;
  • срок для акцепта, и действия должны быть совершены в пределах этого срока.

Исходя из этого, чтобы счет был признан офертой, в нем должны содержаться:

  • предложение оплатить работы (услуги) по цене, указанной в счете;
  • полное наименование и количество поставляемых товаров, срок поставки, т. е. существенные условия договора поставки;
  • срок оплаты;
  • подпись уполномоченного лица.

И, если отправке счета предшествовали переговоры и тем более обмен документами, то все эти факты в совокупности плюс оплата счета убедят суд в том, что:

  • стороны договорились обо всех существенных условиях;
  • оплата счета — это акцепт;
  • договор заключен на условиях, указанных в счете на оплату;
  • письменная форма договора соблюдена (см., например, определение ВАС России от 19.03.08 № 3370/08).

Становление единого подхода

В судебной практике дела, связанные с оспариванием сделок, заключенных неуполномоченным, а в некоторых случаях – неустановленным лицом, традиционно вызывают вопросы о квалификации таких сделок и о том, нарушает ли такая сделка сама по себе права стороны, от имени которой она была заключена.

Высшими судами на протяжении времени менялась позиция относительно того, как лицу, ставшей стороной сделки поневоле, защитить свои права.

Во второй половине 1990-ых годов договоры, заключенные неуполномоченным или неустановленным лицом, признавались судами незаключенными, и такая практика получила поддержку со стороны Высшего арбитражного Суда РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 1 августа 1995 г. № 7357/94, постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2000 г. № 6612/98).

Но в постановлении Президиума ВАС РФ от 10 января 2003 г. № 6498/02 такие сделки квалифицированы иначе. Согласно правовой позиции Суда при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст. 174 Гражданского кодекса не применяется. ВАС РФ разъяснил, что в таких правоотношениях стоит руководствоваться ст. 168 ГК РФ о недействительности сделок, не применяя при этом п. 1. ст. 183 ГК РФ.

С тех пор аналогичный подход был взят на вооружение судами при рассмотрении споров о недействительности сделок.

Несколько позднее Президиум ВАС РФ в Определении от 9 августа 2012 г. № ВАС-8728/12 по делу № А56-44428/2010 высказал позицию, что договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно ст. 168 ГК РФ независимо от признания его таковым судом.

С течением времени первоначальная позиция ВАС РФ о признании сделок, подписанных неуполномоченным лицом, незаключенными потеряла свою актуальность.

Например, арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 14 мая 2015 г. по делу № А53-6874/14 указал, что договор, подписанный неустановленным лицом, не соответствует требованиям закона и поэтому является ничтожным, а основанием для признания договора незаключенным в силу ст. 432 ГК РФ может являться лишь несогласование сторонами существенных условий, предусмотренных законом для данного вида договоров.

При этом в обоснование позиции суды, помимо положений непосредственно о недействительности сделок, обычно исходят из следующих норм ГК РФ:

  • юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (ст. 53 ГК РФ);
  • для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон(ст. 154 ГК РФ);
  • сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (ст. 160 ГК РФ);
  • общие положения о форме договора (ст. 434 ГК РФ).

Важно также иметь в виду, что заключение сделки неустановленным лицом обладает теми же правовыми последствиями, что и заключение сделки неуполномоченным лицом, поскольку последующее одобрение сделки порождает для одобрившего ее лица все правовые последствия. Об этом в своем Определении от 4 июня 2013 г. № 44-КГ13-1 высказалась коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Другой комментарий к статье 434 ГК РФ

1. Договор является видом сделки (ст. 154 ГК), и поэтому к форме договора применяются общие нормы ГК о форме сделки (ст. 158 — 165). В ст. 434 предусмотрены дополнительные правила, учитывающие особенности договора как вида сделки.

2. Стороны вправе согласовать определенную форму договора, даже если по закону такая форма не требуется. Однако это правило имеет значение только для договоров, совершаемых устно (см. ст. 159 и коммент. к ней) и в простой письменной форме (см. ст. 161 и коммент. к ней). Если для договора законом предписана нотариальная форма (ст. 163 ГК) или государственная регистрация (ст. 164 ГК), такая форма по соглашению сторон не может быть заменена иной.

3. Согласно п. 2 комментируемой статьи при заключении договора допускается использование всех форм современной информации и связи, в т.ч. электронной, при условии, что она позволяет достоверно определить, что документ исходит от стороны по данному договору. В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 10.01.2002 N 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (СЗ РФ, 2002, N 2, ст. 127) электронная цифровая подпись в электронном документе равнозначна собственноручной подписи в документе на бумажном носителе.

4. В силу п. 3 комментируемой статьи при заключении договора в качестве акцепта признаются имеющими правовое значение названные в законе конклюдентные действия акцептанта (см. п. 3 ст. 438 и коммент. к ней).

5. При заключении некоторых письменных договоров необходимо соблюдать правила, относящиеся к такой письменной форме, и их нарушение может вести к ненадлежащему исполнению договора. Так, на транспорте действуют специальные правила заполнения (или оформления) перевозочных документов, содержащие подробные указания о вносимых в них данных.

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *