Статья 9. Осуществление гражданских прав

1. Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

2. Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Комментарий к статье 9 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи закреплен один из фундаментальных принципов частного права, в соответствии с которым правообладатели осуществляют свои права самостоятельно и по своему собственному усмотрению. Данный пункт корреспондирует с п. 2 ст. 1 ГК, где говорится, что граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

2. Под осуществлением права понимается реализация возможностей, которые предоставляются законом или договором обладателю субъективного права. Осуществить право — значит реально воспользоваться юридической свободой, гарантированной субъекту права действующим правопорядком.

Центральным элементом всякого субъективного гражданского права является свобода выбора соответствующего поведения самим управомоченным лицом. Именно поэтому субъективное гражданское право осуществляется прежде всего посредством собственных действий правообладателя. Поскольку большинство субъективных прав предоставляют правообладателям не один, а несколько вариантов возможного поведения, выбор одного из них из числа возможных осуществляется по усмотрению самого управомоченного лица.

Право на положительные действия тесно связано с другим необходимым элементом субъективного права — правом требования соответствующего поведения обязанных лиц. Осуществление субъективных гражданских прав в этом плане всегда представляет собой органический сплав возможностей совершения собственных положительных действий управомоченным лицом с возможностью требовать исполнения или соблюдения юридических обязанностей другими лицами. Конкретная реализация этих возможностей и представляет собой способы осуществления права.

3. Выбор способа осуществления права зависит не только от усмотрения субъекта, но и от конкретного содержания субъективного права. Последнее, в свою очередь, определяется его назначением, т.е. целями, для достижения которых оно и предоставляется управомоченному лицу. Поэтому недопустимым является такое поведение правообладателя, которое идет вразрез с назначением предоставленного ему права (подробнее об этом см. комментарий к ст. 10 ГК).

Кроме того, необходимо учитывать, что некоторые субъективные гражданские права одновременно выступают в качестве обязанностей их обладателя в иных правоотношениях, в которых он одновременно участвует. К примеру, в соответствии с законом опекун не только вправе совершать от имени недееспособного гражданско-правовые сделки, но и обязан это делать, если того требуют интересы опекаемого. Данная обязанность вытекает из правоотношения, которое существует между опекуном и органом опеки и попечительства. Поэтому реализация некоторых субъективных прав зависит не только от усмотрения управомоченных лиц, но и от предписаний закона.

4. Обладатель субъективного гражданского права может по общему правилу не только воспользоваться возможностями, которые заложены в субъективном праве, но и отказаться от их реализации. Например, никто не может заставить потерпевшего взыскать с нарушителя убытки или неустойку.

Однако возможность отказа от осуществления права распространяется лишь на конкретные субъективные права, которыми располагают граждане и юридические лица. Напротив, нельзя отказаться от права, которое еще только может возникнуть в будущем. Так, не будет иметь юридической силы договоренность, согласно которой стороны отказываются от права на обращение в суд за защитой своих нарушенных прав и интересов.

5. Норма, закрепленная п. 2 ст. 9, сводится к тому, что по общему правилу неосуществление права не приводит к его прекращению. Для ее правильного понимания нужно различать отказ от самого субъективного права и отказ от его осуществления.

Пункт 2 ст. 9 вовсе не содержит запрета на отказ лица от принадлежащего ему конкретного субъективного права. Например, нет никаких препятствий к отказу сособственника от принадлежащей ему по закону доли в праве общей собственности на имущество при осуществлении раздела этого имущества. Если данный и подобный ему отказ от права совершен добровольно, он является бесповоротным и окончательным.

В отличие от отказа от права отказ от осуществления права не приводит к прекращению данного права, если иное прямо не предусмотрено законом. В частности, закон предусматривает ряд случаев, когда условием сохранения прав является их осуществление. Так, владелец товарного знака может лишиться прав на данный знак в связи с его неиспользованием в течение трех лет подряд (ст. 1486 ГК) и т.д.

Другой комментарий к статье 9 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи закреплено основное начало, характерное для частного права, — свободное распоряжение гражданами и юридическими лицами принадлежащими каждому из них гражданскими правами, осуществление их по своему усмотрению.

Под осуществлением права понимают поведение лица, соответствующее содержанию принадлежащего ему права, т.е. реализацию права в конкретных реальных действиях управомоченного лица. Субъективное гражданское право предоставляет лицу, которому это право принадлежит, возможность определенного поведения. Осуществление же права является реализацией этих возможностей. Проявлением свободы поведения служит широкое усмотрение лица при выборе варианта своего поведения в пределах, предусмотренных гражданским правом.

В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК граждане и юридические лица приобретают и осуществляют гражданские права «своей волей и в своем интересе». Так, ни правовые акты, ни акты государственных органов не могут обязать сторону договора при нарушении другой стороной обязательств предъявить к ней требование об уплате неустойки. Взыскание неустойки или убытков при нарушении договора — право, а не обязанность сторон. Осуществление гражданских прав стимулируется имущественной заинтересованностью в этом участников гражданского оборота.

Большинству норм ГК придан диспозитивный характер, что создает условия для выбора сторонами гражданского правоотношения варианта своего поведения.

2. Свобода распоряжения гражданскими правами, усмотрение сторон не беспредельны. ГК, иные законы и правовые акты предусматривают ряд ограничений и требований к осуществлению прав. Государственное же регулирование рыночных отношений возлагает на субъекты гражданского права ряд обязанностей. Они должны соблюдать основы правопорядка и нравственности (см. ст. 169 и коммент. к ней); не преступать пределы осуществления гражданских прав, установленные ст. 10 ГК; осуществлять права разумно и добросовестно (см. коммент. к ст. 10); не нарушать принципа гуманности при обращении с животными (см. ст. 137 и коммент. к ней); не заниматься деятельностью, создающей опасность причинения вреда другим лицам (см. ст. 1065 ГК).

Ряд запретов установлен ст. 5 и 6 Закона о конкуренции для субъектов гражданского оборота, занимающих доминирующее положение на товарном рынке. Терпит ограничение и принцип свободы договора как проявление возможности распоряжаться гражданскими правами по своему усмотрению (см. ст. 421 и коммент. к ней). В частности, ограничение свободы заключения договора в целях защиты прав и законных интересов других лиц установлено нормами ГК, предусматривающими преимущественное право заключить договор (см. ст. 93, 250 и коммент. к ним, ст. 621 ГК). Нормами ГК ограничены права государственных и муниципальных унитарных предприятий по распоряжению недвижимым имуществом, закрепленным за ними на праве хозяйственного ведения. Государственные и муниципальные предприятия вправе распоряжаться недвижимостью (продажа недвижимого имущества, сдача его в аренду, передача в залог и др.) лишь с согласия собственника (см. ст. 295 и коммент. к ней).

ГК, другими законами и правовыми актами установлены и иные пределы усмотрения граждан и юридических лиц при осуществлении гражданских прав, которые они обязаны учитывать в своем поведении.

3. Пункт 2 комментируемой статьи запрещает ограничивать осуществление прав соглашением сторон гражданских правоотношений. Отказ граждан и юридических лиц от предоставленных им гражданских прав не влечет правовых последствий. В частности, недействительно соглашение об отказе от судебной защиты нарушенных или оспариваемых гражданских прав и законных интересов. Пункт 4 ст. 401 ГК признает ничтожным заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства.

Другой комментарий к Ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Установленный в п. 1 комментируемой статьи принцип свободы усмотрения граждан и юридических лиц в осуществлении принадлежащих им гражданских прав корреспондирует правилу ст. 1 ГК об осуществлении ими своих прав своей волей и в своем интересе. О пределах осуществления прав см. комментарий к статье 10 ГК РФ.

2. Правила п. 2 ст. 9 ГК о том, что отказ субъектов гражданско-правовых отношений от осуществления принадлежащих им прав не влечет правовых последствий в виде прекращения этих прав, носит общий характер. Исключения из этого правила могут быть установлены только законом.

Комментарий к Ст. 9 ГК РФ

1. Норма п. 1 комментируемой статьи следует из общих начал гражданского законодательства (см. комментарий к статье 1 Гражданского кодекса России). При этом принципиально важно, что под осуществлением права понимается не только совершение управомоченным лицом активных действий по реализации принадлежащего ему права, но и воздержание от осуществления права. Данное обстоятельство связано с тем, что у субъектов гражданского права нет обязанности осуществлять принадлежащие им права. В этом смысле воздержание, например, от предъявления требований к должнику о взыскании суммы основного долга, имущественных санкций также является формой осуществления права.

Примечательно, что комментируемая норма не содержит положений, касающихся особенностей исполнения гражданско-правовых обязанностей.

2. Часть 2 комментируемой статьи содержит правило, в соответствии с которым отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В связи с данной нормой следует заметить, что отказ от осуществления права следует отличать от осуществления права в форме воздержания от его реализации. В противном случае нормы п. 2 комментируемой статьи не должны применяться к случаям, когда лицо совершает волевые действия по отказу от субъективного гражданского права в целом, например подписывая соглашение о том, что оно не будет взыскивать с должника установленную договором неустойку. Отсюда следует, что отказ от осуществления права, о котором идет речь в комментируемой норме, по существу, является отказом от самого субъективного гражданского права, поскольку последнее не может существовать при невозможности его осуществления.

Норма закона о том, что отказ от осуществления права (отказ от права) влечет прекращение соответствующего права в случаях, предусмотренных законом, указывает на то, что упомянутый отказ может состояться только в предусмотренных законом формах, в частности в форме прощения долга (ст. 415 ГК), новации (ст. 414 ГК).

То обстоятельство, что по общему правилу отказ от права не влечет прекращения права, ставит вопрос о квалификации волеизъявлений, направленных на отказ от права в не предусмотренных законом формах. В частности, может возникнуть коллизия между указанным положением закона и общими положениями о недействительности сделки. В связи с этим возникает вопрос: может ли волеизъявление, направленное на указанный отказ от права, быть квалифицировано как недействительная (ничтожная) сделка, не порождающая никаких правовых последствий, за исключением тех, которые связаны с самой недействительностью, или же такие волеизъявления вовсе не следует считать волеизъявлениями, которые могут быть признаны действительными или недействительными?

Кроме того, в связи с изложенным может также возникнуть еще ряд вопросов. В случае если подобные волеизъявления можно признать сделками, сразу же возникает вопрос о ничтожности или оспоримости этих сделок. В случае если такие волеизъявления не являются собственно волеизъявлениями, встает вопрос о допустимости применения отдельных положений о сделках, в частности о признании подобных сделок недействительными как совершенных под влиянием насилия или угрозы. При этом практическая сторона дела заключается в том, что, если упомянутое волеизъявление совершено под влиянием угрозы, могут применяться специальные последствия недействительности сделок (ст. 179 ГК). Однако в настоящее время данные вопросы не являются актуальными для практики.

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *